Статус "Дальневосточного предпринимателя" пора закрепить законом

Статус

Основной бизнес группы компаний «Агротек» - два свиноводческих комплекса и мясоперерабатвающий завод в Камчатском крае. В Приморье работает наше вспомогательное хозяйство по выращиванию зернобобовых в качестве основы кормов для животноводческого комплекса на Камчатке. Кроме того, в Камчатском крае из свинины мы производим колбасные изделия. Также мы имеем представительства в 4-х регионах: Камчатском и Приморском краях и в Магаданской и Сахалинской области.

Это многофакторное понятие: есть сугубо региональные факторы, и есть влияние общероссийских.

Программы поддержки агросектора варьируются в зависимости от региональной сельскохозяйственной специализации. Логично, что выращивание зернобобовых для Приморья - приоритетный фактор , что находит отражение в мерах поддержки. А для Камчатки, в силу климатических условий и удаленности от зернопроизводящих регионов, более правильно концентрироваться на животноводстве и производстве овощей. К примеру, в Камчатском крае велико значение транспортной составляющей перевозки кормов, и правительство региона оказывает здесь поддержку, создавая условия для обеспечения жителей свежим яйцом, молоком и мясом. Это для нас крайне важно.

Если говорить о федеральных мерах поддержки сельского хозяйства, безусловно, они существуют и работают, но на мой взгляд, их необходимо реализовывать адресно. К примеру, государство номинально помогает регионам в перевозке зерновых из центральных регионов России на Дальний Восток железнодорожным транспортом. Но по факту Хабаровский или Приморский край могут ею пользоваться, а Камчатский почему-то лишен такой возможности. Да, у Камчатки нет прямого железнодорожного сообщения с центром Россией, но большую часть из других регионов страны мы везем по железной дороге. Поэтому для Камчатки этот вопрос стоит довольно актуально.

Что касается сельского хозяйства в целом, и Камчатский и Приморский край развиваются в русле экономических стимулов, которые со стороны Российской Федерации предлагаются, в том числе, и Дальневосточному региону. Но в них не учитываются экономические отличия Дальнего Востока от других регионов России. В ДФО более высокая стоимость инвестиционных и трудовых ресурсов, что отражается на строительстве ферм, складских площадей и в целом индустриализации макрорегиона. К примеру, на Камчатке сельскохозяйственная ферма в среднем обходится на 60 процентов дороже, чем в центральной полосе России, а меры поддержки - одинаковы. Поэтому хотелось бы, чтобы федеральная составляющая программ поддержки агросектора была с поправкой на удаленность региона.

На Камчатку я свою свиноферму привез из центральной России морем и железной дорогой. Из местных материалов для ее возведения использовался только бетон, который гораздо дороже, чем в центральной России. Плюс мы видим, что экспансия федеральных игроков в ДФО нарастает. Поэтому местным производителям нужно иметь хоть какие-то преимущества, позволяющие им чувствовать себя в более равных условиях с компаниями из других регионов.

Единственное, что держит местный бизнес «на плаву», это устойчивость деловой репутации, брендов, которые за нами числятся, уровень проникновения и понимания рынка Дальнего Востока. Но, как показывает практика, стоит федеральному игроку пойти на демпинг, объявить цену в два раза ниже, и регионалы начинают сдуваться потихоньку. Мы этого и опасаемся в перспективе, но и воспринимаем как вызов, стимулирующий нас более грамотно выстраивать отношения с клиентом.

Да, видно, что инвестиционная поддержка агросектора и отдельных отраслей в целом со стороны государства с каждым годом растет. Появляются новые механизма льготного кредитования, существует программа по развитию индустриальных парков, позволяющая строить инфраструктуру для малого и среднего бизнеса с высокой степенью поддержки со стороны Министерства экономического развития. Но этого явно недостаточно для устойчивого роста дальневосточной экономики.

Уезжая учиться на материк, молодежь на Камчатку не возвращается. И ясности федеральной кадровой политики в этом вопросе не прослеживается. Наоборот, считается, что можно за госсчет привозить из других регионов людей, в том числе с плохим знанием русского языка, и ждать, что они здесь «прорастут». Но опыт показывает, что они приезжают на короткий период, здесь не ассимилируются, их не интересует льготная ипотека, в итоге - собирают вещи и выезжают. А реально в государственной помощи для приобретения первого жилья заинтересованы люди, которые родились здесь и намерены реализовывать здесь свою семейную и жизненную стратегию.

Но, к сожалению, нет мер поддержки той части молодых людей, которые уехали с Дальнего Востока, закончили высшие учебные заведения и хотели бы вернуться. Я считаю, что необходимо хотя бы компенсировать им частично затраты на обучение, возможно, платить стипендию тем, кто уехал учиться в лучшие вузы России, в расчете, что они вернутся на Дальний Восток. Также важно, чтобы выехавшие на обучение имели возможность приобрести по льготной ипотеке без первоначального взноса либо получить в аренду жилье (комнату в общежитии). Желательно иметь договора с предприятиями, на которые студенты могли бы вернуться после учебы. Возможно, должен быть федеральный образовательный заказ на дефицитные специальности именно для конкретных дальневосточных территорий. Нужно решать и вопрос внутренней миграции внутри ДФО, которая сказывается на таких регионах как Сахалин или Камчатка, откуда люди уезжают жить во Владивосток.

Конечно, в регионах уже пытаются организовать дуальное обучение, проходят чемпионаты WorldSkills, но это все таблетки федерального уровня. Допустим, жители той же Курской области могут сказать, что у них тоже молодежь едет в Москву. Но все-равно, степень оседлости в центральных регионах намного выше, чем в ДФО. И «приживить» здесь человека или семью обходится гораздо дороже.

Отсюда простой вывод: проще и дешевле на федеральном уровне создать условия для местных жителей, чем кого-то завозить с непонятным результатом. Этот путь Россия проходила 40-50 лет назад, к нему не надо возвращаться, сейчас надо удерживать людей, уже ассимилированных и живущих на Дальнем Востоке. И такой должна быть государственная политика, законодательно закрепляющая статус Дальневосточника, со всеми необходимыми льготами и преференциями.

Сила бизнеса в регионах тесно связана с емкостью рынка. В Приморье она выше, чем на Камчатке, так как население больше. В Хабаровском крае более низкие доходы у населения, и лицо рынка по сравнению с Приморьем, другое. Кроме того, некоторые проекты, могут развиваться только на определенных территориях, например, во Владивостоке. А что касается государственной политики, я больших различий между регионами ДФО не вижу.

При этом степень сопровождения проектов в регионах различается. Я бы особо отметил уровень поддержки в Камчатском крае. Такие проекты, как «Мой бизнес», здесь работают очень хорошо - практически любой предприниматель может получить поддержку и сопровождение - только иди и работой. Здесь также действуют гранты для молодых предпринимателей до полмиллиона рублей, что обеспечивает высокую степень сохраняемости и выживаемости бизнеса на самом раннем этапе.

Также мы в 2107 г. стали участником программы Министерства по развитию Дальнего Востока по строительству инфраструктуры 1054. Было построено две подъездные дороги, подстанция на 1 мВт, осуществлено техническое присоединение на 800 кВт общей стоимостью примерно 95 млн рублей. Также можем развивать инфраструктуру перерабатывающего завода и цеха первичной переработки животных в рамках индустриального парка (по программе Минэкономразвития РФ), где возможна компенсация до 75% затрат на инфраструктуру. Без активного сопровождения и поддержки министерства по развитию предпринимательства и инвестиций Камчатского края, мы бы, конечно, не смогли попасть ни в одну из программ.

Что касается именно агросектора, в Приморье больше уделяется внимание растениеводству, поэтому здесь проще с приобретением сельхозтехники, особенно тракторов. Свинокомплексы проще строить на Камчатке, чем в Приморском крае. По работе Корпорации развития Дальнего Востока, глядя на свой бизнес, ничего не могу сказать. К нам приходят от нее разного рода анкеты и письма, но мы ничем из предоставляемых ею инструментов поддержки бизнеса не пользуемся.

Сахалин мне малоизвестен с точки зрения ведения бизнеса и инвестиций. Могу лишь сказать, что потребительский спрос в регионе больше смещен в продукты с добавленной стоимостью, как и на Камчатке, где уровень доходов населения выше, чем в Приморском и Хабаровском крае.

В то же время уровень расслоения населения по доходам на Камчатке ниже, чем в Приморье. Но в Приморском крае больше делается в сфере жилищного строительства, поэтому жилье здесь более доступно. И дело даже не в стоимости квадратного метра, а в самой возможности зайти в строительство, например, квартиры или индивидуального дома в благоустроенном поселке с более развитой инфраструктурой. Приморские власти следят за этим вопросом, что сказывается и на социальной среде. Опять же в Приморском крае более активно, в сравнении с другими регионами ДФО, развивается дорожное строительство, с тех пор как Владивосток приобрел статус дальневосточной столицы.

Наличие такого форума, как ВЭФ, для Дальнего Востока - это то, о чем мы мечтали в конце нулевых годов, полагая, что на нем будут решаться вопросы развития как крупного, так среднего и малого бизнеса на ДВ. Сегодня очевидно, что его активность как инвестиционной площадки сводится к макропроектам. То есть уровень восприятия ВЭФом мелких проектов крайне невысок, здесь лишь говорится в целом об инвестиционном климате.

Я принимал участие в каждом проходившем ВЭФ и, переосмысливая этот опыт, думаю, что данный форум и далее должен служить презентацией возможностей Дальнего Востока для инвесторов из-за рубежа. Но возникает желание сделать еще одну масштабную инвестиционную площадку для малого и среднего бизнеса ДФО. Как пример, можно привести Дальневосточный форум предпринимателей, проходящий в октябре в Хабаровске, заточенный в основном под малый и средний бизнес. В нем принимают участие федеральные институты, в том числе Минэкономразвития, Центробанк, Агентство стратегических инициатив, Корпорация МСП и другие. И в нем качественно работает Финансовый клуб. На мой взгляд, на Дальнем Востоке это самая полезная в ДФО «тусовка» для МСБизнеса. Для эффективности результатов форума необходимо, чтобы его итоги поднимались, как минимум, на уровень министра по развитию Дальнего Востока.

Оказалось, что ряд малых бизнесов оказался не готов к налоговой реформе, конкретно к изменениям в налоговом администрировании. Но опять же возникает вопрос, а почему: в силу того, что предприниматели недостаточно знали о ней, или была плохая разъяснительная работа со стороны налоговиков? Наверное, и то и другое имело место быть. В результате скоротечность перехода на новые кассовые аппараты сделала прозрачным бизнес в части уплаты НДС, это в плюс для собираемости налогов, но и минус в плане того, что закрылось много фирм, которые оказались к этому переходу неподготовлены.

Это пример того, что пожелания власти законопатить очередные дыры в налоговом администрировании стоит реализовывать не с позиции: «завтра я тебя прихвачу», а с позиции разъяснения, показать: ребята, завтра уже все, у вас будут такие-то последствия, и проводить такую работу больше и больше. Тогда коммерсант сам будет готовиться более осмысленно к таким «телодвижениям» со стороны властей.

Что касается всевозможных льгот для Дальнего Востока, они должны носить прагматичный, а не абстрактный характер. Нужно понять, какие задачи они решают, и обозначить их законодательно: дальневосточник имеет право на это и на это. Нам не нужен гектар земли без инфраструктуры, потому что с ним делать нечего. Дайте десять соток не далее десяти километров от города, построить дом, например. Почему нет такой инициативы до сих пор? Я бы, например, соединил свои 10 соток с другими 10-ю и мы бы построили поселок при инфраструктурной поддержке бюджета региона. То есть как при социализме, когда давали участки под дачную застройку, сейчас стоит дать под жилую.

В Агентстве стратегических инициатив существует практика привлечения денег в развитии социальной среды по системе краудфандинга. Она хороша тем, что люди знают, что их рубль или 20 рублей уйдет на конкретные дела, вследствие чего появится либо благоустроенный сквер, либо дорога, либо что-то еще полезное и понятное для человека, в отличие от налогов, результативность которых непрозрачна.

Будущее - за развитием таких форм участия в жизни территорий, когда, допустим, половина денег на сквер идет из городских или федеральных источников, а половина добровольно собирается по системе краудфандинга от горожан или компаний. В АСИ этот механизм реализован в формате «Магазина верных решений», на его примере можно увидеть, как данная система сработала в ряде регионов.

Плюс на Дальнем Востоке, на северах особенно, общественности нужно больше принимать участие в принятии решений, например, по выбору подрядчиков для расчистки дорог от снега. Существующая система тендеров в этой части должна стать более прозрачной, слишком много нареканий к ней возникает. Под эгидой депутатов нужно развивать институты контроля за развитием конкретной территории, то есть прививать людям чувство хозяина. Это важно.

Дмитрий КОЖЕВНИКОВ

Журнал "Дальневосточный капитал", ноябрь, 2019 год.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Госкино запретило второй сезон "Сватов" Нашествие цыплят: в Грузии вылупились тысячи яиц, выброшенных на свалку Мы стремимся к трансформации Украины: Зеленский поговорил со Столтенбергом Выборы в Турции. Итоги В Минобороны рассказали о состоянии поджегшего себя экс-военного

Лента публикаций