К каким последствиям приводила братская помощь ближайшим союзникам

06.01.2020 23:42

После крушения созданных по советскому образу и подобию систем правления в европейских соцстранах руководство СССР в 1990 году задумалось о том, что стало важнейшими причинами столь быстрого распада социалистического содружества. Обсуждался и давно назревший, вполне закономерный вопрос — могут ли заверения в дружбе и братстве быть основой экономических отношений даже с самыми ближайшими союзниками. И что случается, когда эти страны меняют политическую ориентацию.

Из выступления заведующего Международным отделом ЦК КПСС В. М. Фалина на заседании Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики, 15 июня 1990 года.

Вопрос о переменах в Центральной и Восточной Европе имеет для нас особое значение...

Основы «социалистического сообщества» закладывались после 1945 г. Первоначально И. В. Сталин не собирался строить социализм в Восточной Европе. Разделение континента по военным, политическим и социальным признакам пришло позже, на этапе «холодной войны», в годы той жестокой конфронтации, в которую мир втянули США и в которой И. В. Сталин себя нашел. Конфронтация вовне освобождала его от необходимости демократических перемен внутри страны, позволяла действовать сверхпрямолинейно, то есть так, как он предпочитал поступать всегда, давить все, что хотел давить.

Вспомним 1948 г.— Югославия. Это был первый предметный урок. Какие выводы из него извлекли? Любые, кроме конструктивных. Ссора с И. Броз Тито стала поводом для закручивания гаек, форсирования темпов изменений в ряде восточноевропейских стран. Следующее предупреждение — 1953 г. в ГДР. Сделали ли адекватные выводы из этих событий? Нет. Потом — 1956 г. в Польше и Венгрии. Отнюдь не на фоне перестройки произошел тектонический сдвиг в социалистическом содружестве, когда Китай отпал как наш союзник. Была Албания. 1968 г.— Чехословакия. 1970—1971 гг., начало 80-х гг.— снова и снова Польша. Вызовы следовали один за другим. Но руководство предпочитало их не видеть...

Нельзя не обратить внимание также на тесную взаимосвязь между тем, что делалось в отношении соцстран, и тем, что происходило в самом Советском Союзе.

Приговор «пражской весне» сыграл не последнюю роль в прекращении демонтажа сталинизма. Заторможено расставание с прошлым было уже при Н. С. Хрущеве, но поставлено на «мертвый якорь» при Л. И. Брежневе. Сейчас, правда, нам угрожает еще одна крайность — сделать те или иные события слишком однозначными, смотреть на них не двумя глазами, а избирательно только одним.

Когда мы говорим о влиянии перестройки на окружающий мир, то не можем отрицать, что без нее многие перемены в Восточной Европе наверняка не произошли бы или, вернее, приняли бы иной оборот. Дело, скорее всего, кончилось бы взрывом, причем таким, который потряс бы весь мир. С другой стороны, многое могло быть иначе, если бы, скажем, у руководства ГДР или Румынии не стояли люди, которые сначала копировали Москву, а потом, войдя во вкус самостоятельности, использовали последнюю не для оптимизации решений, а ради сохранения своей анахроничной системы.

В течение ряда последних лет М. С. Горбачев, А. Н. Яковлев, другие наши руководители провели множество встреч с руководителями социалистических стран Европы. Высказывались советы: вникните в суть процессов, перемены неизбежны, от них не отгородиться никаким забором. Во время последней беседы с Э. Хонеккером 7 октября 1989 г., сначала в узком составе, а затем с участием всех членов Политбюро ЦК СЕПГ в ответ на аргументы М. С. Горбачева, что надо брать инициативу в свои руки, чтобы не пришлось принимать решения под топот ног, руководитель ГДР нашел один контраргумент: «Не учите жить, когда в ваших магазинах нет даже соли». Вот и вся мудрость. Практически в тот же вечер неофициальный Берлин вышел на улицу, дав старт к развалу ГДР.

Имелась возможность вписать перемены в современное развитие точно, органично и обойтись без тех потерь, которые мы наблюдали.

После войны у коммунистов в Восточной Европе был шанс стать подлинно народными партиями, отражающими интересы большинства. Этим шансом они не воспользовались или воспользовались плохо, и КПСС несет за это свою долю вины.

Когда мы критикуем сейчас экономическое сотрудничество со странами Восточной Европы, то упускаем тот факт, что предложения реформировать наши отношения на базе мировых цен вносились Советским Союзом в 60-х, 70-х гг. и позже. Еще Н. С. Хрущев ставил его в 1963 г. перед В. Ульбрихтом. О том же был разговор у А. Н. Косыгина с В. Гомулкой. Эта тема неоднократно поднималась в беседах с Я. Кадаром. Каждый раз в ответ друзья заявляли, что они не готовы к такому повороту, и просили сохранить прежний порядок. Соглашаясь на это, мы консервировали, в сущности, примитивные отношения: СССР поставлял сырье и энергию, в обмен получал машины низкого качества. Советский Союз, наверное,— самая удивительная в мире «империя», если использовать этот ярлык, которая больше отдавала, чем брала...

Из выступления заведующего отделом социалистических стран Госплана СССР В. В. Прусова на заседании Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики, 15 июня 1990 года.

Интеграция развивалась в течение нескольких десятков лет, в результате мы имеем жесткие технологические связи почти во всех отраслях. Примерно 15 проц. розничного товарооборота у нас формируется за счет поставок из этих стран. На миллиард руб. идет технологический обмен товарами в химической промышленности. В машиностроении объем кооперированных поставок — около 2 млрд. руб. В некоторых отраслях есть такие связи, без которых мы не сможем работать. Примерно 40 проц. пассажирских автобусов делается на задних мостах, поставляемых из Венгрии; большое количество электроприводов к металлорежущим станкам, периферийного оборудования к электронной технике мы получаем из Болгарии и Чехо-Словакии; железнодорожный подвижной состав, в т. ч. не производимый в СССР, изделия судостроения, оборудование для легкой и пищевой промышленности, для полиграфии, медицинское оборудование, до 30 проц. пассажирских автобусов общего пользования — венгерского производства. Мы получаем глинозем, прокат цветных металлов, соду, линолеум...

Из выступления заместителя министра внешних экономических связей СССР Е. И. Осадчука на заседании Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики, 15 июня 1990 года.

Примечательны некоторые показатели наших экономических отношений. Например, в 1989 г. весь экспорт Советского Союза составил 63,7 млрд. руб. Из него экспортировано в социалистические страны на 42,8 млрд. руб. Импорт Советского Союза — 60,4 млрд. руб., в том числе на 46,4 млрд. руб. импортировано из социалистических стран. За 40 лет была создана новая система международного экономического сотрудничества. В связи с ее перестройкой начались временные сбои в наших отношениях, невыполнение обязательств и т. д. Наши предприятия ощущают нарушение поставок комплектующих изделий, агрегатов.

Публикация Евгения Жирнова

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Мэй назвала условия нормализации отношений Москвы и Лондона Суд в Гааге дал добро на расследование преступлений Израиля против палестинцев Сидите дома: граждан Грузии попросили не выезжать за границу Финал решения Путина подкосил Киев: "Мы не выдержим!" «Моральный авторитет нации». Карась взъелся на депутата Рады за «дешёвый смартфон»

Лента публикаций