Камбала Берингова моря уперлась в пограничный "барьер"

Камбала Берингова моря уперлась в пограничный

Существующий десятилетиями в российском рыболовстве спецпромысел дальневосточных камбал и бычков - под угрозой закрытия из-за очередных пограничных трактовок правил рыболовства.

Специализированный промысел донных объектов в Беринговом море, который ведут российские рыбаки, добывая сложные в промысле и нестабильные виды биоресурсов, в ближайшее время может быть прекращен из-за претензий пограничного управления по Приморскому краю.

Пограничники в Приморье, в отличие от своих коллег на Камчатке, которые непосредственно контролировали этот промысел, считают, что предприятия, ведя в апреле-мае прошлого года специализированный промысел камбалы, неправильно оформляли прилов минтая. Очередная новелла приморских пограничников позволила контролирующему органу представить дело так, что рыбаки осуществляли специализированный промысел минтая без разрешительного билета в запретный период в запретном районе. О том, что под контролем камчатских пограничников осуществлялся законный специализированный промысел камбалы, а минтай оформлялся как прилов, предусмотренный действующими правилами рыболовства, из-за желания наказать рыбаков просто не упоминали.

Напомним, камбалы и бычки очень востребованы в отечественных торговых точках. Сезон добычи данных биоресурсов в Беринговом море длится всего полтора месяца, и задача российских рыбаков, как можно больше поймать рыбы, так как затем промысловые скопления смещаются на глубины, где флот не может их добывать.

Сложный промысел

Такой промысел - один из самых нестабильных в отрасли. Тяжелая ледовая обстановка весной, шторма и разряженные скопления рыбы - все это привело к тому, что отраслевая наука и Росрыболовство посчитали, что эти донные объекты в Беринговом море необходимо развивать через так называемый неОДУемый промысел, когда распределение квот между предприятиями не предусматривается и вылов могут осуществлять любые российские рыбаки по заявительному принципу.

Понятие специализированного промысла было введено в правила рыболовства для урегулирования неизбежного биологического факта - обязательного наличия значительного прилова на промысле донных объектов камбал и бычков. Чтобы у предприятий не было возможности вести завуалированный промысел минтая, правилами рыболовства установлено процентное разграничение, которое сформулировано в понятии специализированного промысла. Если в общем объеме улова за одно промысловое усилие объем минтая по отношению к прочим видам добытых биоресурсов составит большинство, то данная добыча будет считаться специализированным промыслом минтая, который запрещен до 16 мая. В ином случае минтай рассматривается в качестве прилова, который необходимо списывать с имеющейся квоты компании - это обязательное условие правил отчетности и ведения промысла. В правилах рыболовства оставался неурегулированным только один вопрос - как учитывать этот прилов, чтобы не допустить перелова как главного нарушения, которое наносит ущерб природе?! Многие годы этот вопрос решался просто: приловы ограниченных квотами биоресурсов учитывались в счет квот по этим видам рыбы. Логично и удобно было автоматически учитывать объемы прилова через выписанные рыболовные билеты по этим же объектам промысла.

Путина 2019 года по добыче дальневосточных камбал и бычков в Западно-Беринговоморской зоне для ООО «РК «Новый Мир» прошла успешно. Только в период с 14 апреля по 15 мая 2019 года рыболовными судами «Ноглики», «Кострома», «Калиновск», «Пластун» было добыто 1 163 200 кг дальневосточных камбал, 232 450 кг бычков. За тот же период в качестве прилова было добыто: 208 500 кг трески, 10 663 кг палтуса и 269 570 кг минтая.

Однако через 6 месяцев после окончания промысла, осенью 2019 года, приморские пограничники внезапно решили, что суда вели незаконный промысел минтая, так как прилов этого объекта при специализированном промысле камбалы и бычков оформлялся в апреле-мае 2019 года, а разрешение на промысел минтая начинало действовать только с 16 мая 2019 года. Эта трансформация прилова минтая в специализированном промысле камбалы и бычков в «незаконный» промысел минтая с нарушением правил рыболовства произошла за тысячи миль от места промысла, в Приморском порту Ливадия, в котором принадлежащие ООО «РК «Новый Мир» рыболовные суда - «Ноглики», «Кострома», «Калиновск», «Пластун» - стояли в ремонте. Внезапная для рыбаков проверка судовой документации привела к такому неожиданному повороту, когда вместо законопослушных рыбаков они стали браконьерами. Административные разбирательства, в которых стараниями инспекторов капитаны рыболовных судов «согрешили» по ч. 2 статьи 8.17 КРФоАП уже рассмотрены Фрунзенским районным судом г. Владивостока. В суде рыбаки пока безуспешно пытались доказать, что их деятельность была законной и никаких незаконных тонн минтая, сверх того, что не входит в их квоту, они не выловили.

Против Камчатки

При этом, протоколы, составленные инспекторами приморского пограничного управления в отношении капитанов четырёх рыболовных судов, вызывают сомнение не только у отраслевого сообщества, но и идут вразрез с практикой право применения других пограничных управлений. Из документов, представленных судовладельцем, выясняется, что промысловая деятельность рыболовных судов отражалась в судовой документации и судовых суточных донесениях. На протяжении всего промыслового рейса контроль работы велся сотрудниками Камчатского пограничного управления по восточному арктическому району, круглосуточно находящимися на борту перерабатывающего судна, которое осуществляло приемку уловов от рыболовных судов. Перед каждой сдачей улова проводилась проверка промысловой деятельности рыболовного судна, сдающего улов, оформлялись акты уловов, в которых отражался прилов минтая, получение разрешения на перегруз добытого улова, составление акта регистрации улова для передачи судну приемщику. Рыболовное судно каждые сутки отправляло судовое суточное донесение (ССД), в котором отражена промысловая деятельность судна за отчетные сутки, и все контролирующие органы имели ежедневную информацию о промысловой деятельности судна. За весь период ведения промысловой деятельности судами ООО «РК «Новый Мир» в 2019 году сотрудниками камчатского пограничного управления по восточному арктическому району не было выявлено ни одного факта нарушения рыболовными судами правил рыболовства или несоблюдения ими установленных запретов и ограничений.

Почему инспекторы приморского пограничного управления проигнорировали то, что их коллеги из камчатского пограничного управления по восточному арктическому району не усмотрели в промысловой деятельности рыболовных судов никаких нарушений, тем более таких злостных и «очевидных», которые инспекторы «выявили», листая отчетность по итогам промысла, предоставленную судовладельцем? Ответ на этот вопрос должны дать вышестоящие руководители пограничной службы. Они же должны обратить внимание еще на одну странность этих дел.

Камбалиный промысел исчез из протоколов

Капитаны рыболовных судов: «Ноглики», «Кострома», «Калиновск», «Пластун», каждый из которых имел на борту по три разрешительных билета на вылов биоресурсов, в протоколах инспекторов оказались лицами, у которых якобы не было никаких разрешительных документов на специализированный промысел. Стараниями дознавателей, ведущих дела в отношении капитанов судов, исчезли главные доказательства законности работы судов - информация и документы, подтверждающие ведение рыболовными судами специализированного промысла камбалы, трески, бычка. Для суда картина промысла была полностью искажена до формальности учета прилова.

В протоколах просто описывается работа рыболовных судов на промысле минтая в запрещенный период промысла. Для судебного разбирательства документы составлены так, что добросовестный рыбак, чью промысловую деятельность на месте лова контролировали инспекторы другого пограничного управления, стал злостным нарушителем, а возможно, даже преступником, так как столь значительный объем вылова, его длительность и масштабность и все это под круглосуточным контролем офицеров погранслужбы, могут быть квалифицированы не только как нарушение...

«Компании не должны привлекаться к ответственности по такой тяжелой для рыбаков статье, - считает президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов. - Реального ущерба биоресурсам и экономическим интересам государства нет. Объем прилова минтая был списан по имеющемуся на минтай разрешению. Если этот прилов нужно было списывать как-то по-другому, то это формальность, которая наказывается по другой статье административного кодекса. Нужно учитывать, что рассортировать под водой рыбу в сетях технически невозможно, и прилов на донных объектах неизбежен. Проблема приловов уже давно решена, и есть пункты правил рыболовства, где это прописано. Их нужно не извращать, пытаясь изобрести собственную трактовку с целью очередной раз оштрафовать рыбака. Нужно руководствоваться здравым смыслом. Главный посыл российского рыболовства, который был урегулирован в понятии «специализированный промысел», в том, что неизбежно пойманную в прилове рыбу нельзя взять и выкинуть - это неэффективно для рыбака и экономики государства. Все приловы идут в зачет, но если прилов более 40%, то судно просто меняет место промысла в этом же районе. Если сейчас начать карать рыбаков за возможно формальные погрешности учета списания приловов, которые не привели к ущербу, то промысел донных объектов в Беринговом море в рамках специализированного промысла будет остановлен. Это выгодно американским рыбакам, так как часть запаса этих объектов мигрирует в их зону. Если у приморского пограничного управления есть претензии к оформлению списания приловов, то существует правовой механизм. Накапливается и обобщается административная практика – применяются менее «кровожадные» статьи административного кодекса, которые и предусмотрены для подобных формальных нарушений. Анализ этой практики и решение этого вопроса должны приниматься на Дальневосточном научно-промысловом совете, ведь это судьбоносные для целого вида промысла и огромного количества трудовых коллективов рыбаков решения. Теперь же специализированный промысел разнорыбицы в Беринговом море под угрозой только из-за того, что за тысячи миль от промысла в другом регионе через полгода после событий возникло новое видение оформления прилова при специализированном промысле».

Формальная нестыковка

При этом представители Пограничного управления по Приморскому краю не предлагают ни одного варианта правильного оформления и списывания прилова минтая. Сложилась ситуация, когда есть вроде «формальная несостыковка», а есть ли техническая возможность ее устранить, управление не указывает. В любом случае, принятие решения по фактическому прекращению целого вида промысла не должно проходить на основании вырванных из контекста экономических интересов государства и биологических особенностей промысла замечаний к оформлению.

Более того, в Приморье дознаватели Пограничного управления намеренно не принимает самостоятельного решения по этим делам, так как понимают степень экономических последствий этих решений не только для многих рыболовных компаний, но и для экономических интересов государства в рыболовстве. Только так можно оценить то, что административные органы, профессионально занимающиеся контролем рыбного промысла, не выносят сами решения, а направляют дела в суды, которые в силу объективных сложностей законодательства не могут разобраться в деталях и ситуации в целом, а по формальным признакам признают позицию пограничников правильной. Если эта история примет скандальный оттенок, профессионалам-пограничникам в области специфики контроля рыбхозяйственной деятельности будет трудно объяснить запрет той или иной деятельности формальными мотивировками, так именно погранслужба играет ведущую роль в согласовании текстов и формулировок правил рыболовства, но зато будет проще сослаться на «судебные инстанции».

Эксперты отмечают, что за последние два года это уже второй специализированный промысел не ОДУемых объектов, который Россия может потерять. В прошлом году бурное обсуждение вызвала потеря страной специализированного промысла «народной» сайры, который произошел в отрасли в 2018-2019 году.

И теперь под угрозой остановки еще один промысел не ОДУемых объектов, который из-за сложности района и нестабильности промысловой обстановки ведут несколько дальневосточных компаний. Причем, если потеря промысла сайры отчасти имеют объективные причины, то потеря специализированного промысла неОДУемых объектов - это административный барьер и ложное представление об интересах службы по наполнению бюджета страны за счет штрафов. Всего несколько месяцев осталось до начала лова в этом году, но компании находятся в неопределенности и не могут направить флот на спецпромысел камбалы. Рыбаки Дальнего Востока ждут решения по рыбакам из Приморья.

Пока идут суды, к резонансному делу подключаются общественные организации рыбаков. Курс государства в отрасли предписывает контролирующим структурам не мешать бизнесу, не создавать проблем там, где их нет. Потеря каждого промысла - это персональная ответственность государственного чиновника в любой структуре. Нужно взвешивать и соизмерять свои действия в отношении решений, которые кардинально могут изменить работу отраслевых предприятий. Наверное, уже не рыбаки должны объяснять приморским пограничникам, что они не ведут никакой незаконной деятельности, а руководство Пограничной службы задуматься, что такие разночтения трактовок правил рыболовства задним числом в разных подразделениях наносят ущерб государству и репутации всей службы.

Виталий МОРОЗОВ. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

США заявили о расширении военной авиабазы в Катаре В Иране из-за протестов погибли уже 1,5 тысячи человек США пригрозили Европе санкциями за создание механизма обхода американских санкций Муж Ницой: Украину раскалывает русский язык, нужно показать силу в Харькове и Донбассе В России уже 48 тысяч зараженных коронавирусом

Лента публикаций