Грабеж средь бела дна

Как хвастаются сами морские браконьеры, у них хорошая «крыша» в органах ГИМС, полиции, прокуратуре и так далее

Геннадий ПОДКОРЫТОВ, генеральный директор ООО «Жилсоцсервис», занимается марикультурой более 20 лет. Известный марикультурщик Приморья выращивает гребешок, устрицы, мидии, асцидию, трепанг и другие виды водных биоресурсов на акватории между островами Рикорда и Пахтусова в заливе Петра Великого. Известный предприниматель решил рассказать газете «Золотой Рог» не только о том, как устроен этот нелегкий бизнес, о бюрократических препонах, коррупции и законодательном несовершенстве, но и поделиться вопиющими фактами откровенного грабежа на своих морских участках.

- Началось все еще в 1975 году, когда я работал водолазом на рыбозаводе «Попов» производственного объединения «Приморрыбпром». В бухте Алексеева о. Попова было принято решение создать участок марикультуры для выращивания гребешка и мидии. Там я влюбился в это дело, тема была мне близка и интересна, потому и решил уже в «новое» время создать свое морское хозяйство. Конечно, тогда я даже не подозревал, какой это долгий и дорогостоящий процесс.

Дорогое удовольствие

Сначала нужно было оформить морской участок и сделать биологическое обследование. Затем земельный, чтобы создать береговую базу, и тоже не бесплатно - топосъемка не менее 70 тысяч рублей. В основном это были земли Лесхоза, поэтому необходимо было оформить проект освоения лесов, стоимость которого от 100 тысяч рублей. Затем межевание - не менее 80 тысяч рублей. Также необходимо сделать проект береговой базы с привлечением соответствующих специалистов. Это еще от 100 тысяч рублей. Данный проект необходимо согласовать с Управлением градостроительства и архитектуры города Владивостока. Затем прохождение экологической экспертизы, которая сейчас стоит почти полмиллиона рублей, а за весь срок аренды участка ее нужно периодически проходить заново. Привлекается большое количество специалистов, которые проводят масштабную работу и выдают заключение. Кругом сплошные ограничения, прописанные в Лесном, Водном Кодексах и других законах, в которых марикультура как отдельная отрасль не предусмотрена.

На береговой базе - никаких капитальных строений, только временные сооружения для работников. Одним словом «временщики». Не разрешается ГСМ - и это правильно, строительство пирсов, даже временных. Но в таких условиях сложно содержать плавсредства. Мы перешли на ветровую и солнечную энергию. Не стоит забывать про оборудование: якоря, канаты, веревки, поплавки, сетки, наполнитель для коллекторов и другие составляющие для ГБТС. Но самое главное - нужны специалисты: мариводы, водолазы и технологи.

Спасите марикультуру от браконьеров!

Главная проблема, с которой сталкиваются марикультурщики, - это браконьерство, а скорее, хищение и грабеж выращенной продукции. Представьте, только в период с 30 сентября по 1 января на наш участок пришло 25 катеров с 49 водолазами и отработали они 142 водолазочаса. Это только те, кого удалось увидеть и зафиксировать. Примерно 80 % браконьеров приходят из Хасанского района, в первую очередь, это «казаки» из Безверхово и члены ОПГ из Славянки. В основном, они приходят без госномеров либо закрывают их перед рейдами, но есть и несколько злостных нарушителей, которые ничего не боятся. Так, например, катер красного цвета с бортовым номером Р7775ПЗ ведет себя нагло, приходит регулярно, как на работу. Еще одни на катере с номером УХ0258RUS25 приходят до и после закрытия навигации. Самые наглые и агрессивные - люди на серой лодке Yamаha без номеров. Эти вообще приезжают, как к себе домой, через каждые три дня. Когда их фотографируешь или снимаешь на видео, угрожают, что вылезут на берег, отберут камеру и расправятся. Это происходит постоянно. Мы теряем до 90 % урожая.

Сами грабители хвастаются, что у них хорошая «крыша» в органах ГИМС, полиции, прокуратуре и ФСБ. Если это не так, то почему не наведут порядок? Схема уже давно отработана, они выходят с базы, поработали, продукцию сдали в разных местах, чтобы не попасться, и на базу возвращаются уже с пустыми руками. Набеги эти происходят постоянно, когда навигация уже закрыта. Почему МЧС, так же, как и пограничники, уже не работают? Я постоянно говорю об этом на съездах рыбаков, на ВЭФ, мы писали письма губернатору МИКЛУШЕВСКОМУ и руководителям практически всех подведомственных силовых структур, было совещание в краевой администрации. Но ничего, к сожалению, не изменилось. Небольшие изменения, конечно, происходят. Сейчас штрафы за незаконную добычу биоресурсов значительно выросли, в разы. Но это в прямом смысле - капля в море.

Не так давно возникла еще одна сложная для марикультурщиков ситуация. В 2016 году всплыло постановление Приморского Крайисполкома от ноября 1974 года «О признании водных объектов Приморья памятниками природы». Там сказано, что акватории вокруг островов на расстоянии одного километра - это особо охраняемые природные территории. Хотя никто ведь раньше их не охранял, все это время это были промысловые участки Приморрыбпрома. В 2016 году все застопорилось, так как за нами официально закреплен участок, и мы должны показать результаты своей работы. Если они будут недотягивать до нормативов, то договор могут расторгнуть. Теруправление Росрыболовства отказалось присылать специалистов, чтобы зафиксировать выпуск молоди. Этот акт необходим для того, чтобы владелец хозяйства потом мог собирать какой-то процент от выпущенных гидробионтов. Это длилось довольно долго, и только осенью прошлого года нам пошли навстречу.

Перспективное направление?

В Приморье больше 60 хозяйств, и с каждым годом их становится всё больше. В последнее время регулярно проходят аукционы, на которых распределяют участки акватории под марикультурные хозяйства. На мой взгляд, люди покупают «кота в мешке». Эти участки акватории никто не исследовал уже давно, и покупатели не знают, что и в каких объемах там можно выращивать. Это зависит от многих критериев: глубина, течения, грунт, соленость, загрязненность, роза ветров, волна. Гребешок не будет жить на камнях, он предпочитает илисто-песчаный грунт. Исключение составляет только гребешок Свифта. Трепанг же предпочитает каменистый грунт, но встречается также на илисто-песчаном. В случае с устрицами и мидиями нужно исходить из их разновидности.

Какие перспективы у этого направления? Пока не ясно. Нужна уверенность в завтрашнем дне, нужно перестать быть «временщиками». Какой ещё нормативный документ откопают чиновники? В 1974 году у создателей закона было благое намерение - сохранить природное разнообразие. Чем сейчас и занимаются хозяйства марикультуры, в том числе охраняя акваторию. Мы практически ничего не меняем в природе, так как выращивание пастбищное, то есть на воле. Благодаря этим пастбищам, там сохраняются и размножаются другие моллюски: креветки, маленькие крабики. А что останется после браконьеров? Пустыня.

Регуляторы хотят привести все участки к одному знаменателю, чтобы мы получали определенное количество продукции с гектара. Но на таких акваториях, как наша, этот подход может быть губителен. Объемы слишком большие, и мы навредим природе так, что потом намучаемся с восстановлением. Нужно, чтобы количество выращиваемых гидробионтов не превышало допустимый природный уровень. Природа, как известно, грубых ошибок не прощает!

Иностранные инвесторы интересуются развитием марикультуры, но боятся вкладывать деньги. Их пугает криминал и коррупция. Никому не хочется сливать огромные суммы на охрану. Многие охранники сами рады поживиться. У меня был очень грустный случай, когда я помог человеку по прозвищу Шсон и его семье, взяв его к себе на работу. А он созванивался с браконьерами, сообщал, когда меня не будет на базе. Они приезжали, грабили, отдавали ему деньги и исчезали. Мне никто об этих визитах, естественно, не докладывал и записей не вел. После увольнения он и сам начал браконьерить.

Правительству просто нужно проявить волю

Почему я все еще продолжаю бороться, на протяжении стольких лет? Все очень просто, я - русский человек и мне хочется довести ситуацию до логического конца. Я верю, что со временем будет выработана нормальная правовая база, будет меньше коррупции в силовых структурах.

Нашему правительству просто нужно проявить волю в решении этого вопроса. У нас ведь прекрасные ученые, хорошая база, где могут готовить отличных специалистов, но браконьерство и коррупция противостоят развитию марикультуры. Если будет больше предприятий марикультуры, то браконьерам просто не дадут работать. Сейчас мы возлагаем большие надежды на нового губернатора Приморья, который знает не понаслышке, что такое марикультура.

На фото: Это реальные браконьеры. Тронуть их – себе дороже.

Фото Геннадия ПОДКОРЫТОВА.

Диана БЕЛАЯ. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Одессе мошенники заработали целое состояние, продав фейковые акции Tesla Диетологи рассказали, чего категорически нельзя делать на полный желудок Трамп пообещал "большие результаты" от встречи с Путиным Виктория Бэкхэм поделилась подробностями семейной жизни Украина требует немедленного доступа к Балуху

Лента публикаций