Денис Гурак: ОПК - это «золотая жила» Украины

28.06.2018 13:13

Денис Гурак: ОПК - это «золотая жила» Украины

Экс-заместитель гендиректора «Укроборонпрома» Денис Гурак о кадрах, реформировании и приватизации предприятий ОПК.
«Украинский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) – это ключ к глобальной безопасности, стабильности не только для Украины, но и для Запада. Наши западные партнеры видят большие возможности украинского ОПК и готовы с нами сотрудничать», - начинает беседу с нами старший научный сотрудник в The Potomac Foundation, партнер и член набсовета Платформы развития инноваций, бывший заместитель гендиректора ГП «Укроборонпром» Денис Гурак.

- Денис Дмитриевич, как вы оцениваете развитие ОПК в последние годы?

- «Плюсов» тут гораздо больше, чем проблем. Мы - носители уникальных промышленных и космических технологий. Так, «Южмаш» выпускает двигатель для четвертой ступени европейской ракеты «Вега» и две основные конструкции первой ступени ракеты-носителя класса Antares американской компании Orbital ATK Inc. Но ОПК, как и космическая отрасль, очень закрыт, что негативно сказывается на развитии Украины. При условии реформирования, построения правильной стратегии и принятия необходимых законов, он сможет обеспечить приток иностранных инвестиций. Интерес к Украине большой. Для этого нужны четкие действия, которые приведут, в том числе, к частичной приватизации оборонных предприятий.

- Что останавливает инвесторов?

- Конечно, инвестировать в украинские предприятия ОПК можно и сейчас. Но наши юридические конструкции для госпредприятий ОПК отличаются от существующих на Западе, а это – большой риск для инвесторов. Крупные совместные проекты в оборонной сфере могли начаться еще в 2014 г. Но прошло четыре года, а их нет. Именно поэтому необходимость реформ очевидна. Для реформирования ОПК разработаны законопроекты, касающиеся производства техники, либерализации торговли продукцией ОПК на внешнем и внутреннем рынке. Нужно также провести корпоратизацию госпредприятий, превратив их в акционерные общества. Это позволит продать неэффективные активы, что даст средства для реинвестирования в оборонное производство.

- Но предприятия оборонпрома – это стратегические объекты…

- Реализация совместных проектов не означает, что мы продадим наши оборонные технологии за бесценок или «распродадим страну».

- Что нам даст реформирование ОПК?

- Позволит перевооружить армию. Новых западных технологий (электроника, коммуникации) у нас сегодня нет. А с ними мы сможем включиться в оборонный рынок НАТО. Ведь многие восточно-европейские страны не могут себе позволить американскую или западноевропейскую технику, а на наших заводах можно модернизировать их устаревшую бронетанковую и авиационную технику. Из-за того, что во времена «холодной войны» мы были на западной границе СССР с НАТО, в Украине сконцентрированы ремонтные заводы, сервис. Украинские предприятия ОПК специализировались по этим направлениям, составляющим сейчас 70-80% прибыли оборонпрома. Если бы у нас было больше финансов, большее геополитическое влияние – мы могли бы выигрывать больше международных контрактов на модернизацию. Ведь стране, имеющей, например, 100 самолетов, необходимо просто модернизировать имеющиеся.

Кроме того, реформа ОПК поможет Украине быстрее перейти на стандарты НАТО в менеджменте «жизненного цикла» вооружений, а также в их закупке, что приблизит нас к вступлению в НАТО. К тому же, это сделает нас конкурентоспособнее в состязании с РФ на внешних рынках. Кроме того, развитие ОПК принесет государству большую экспортную выручку.

- Сохранились ли в ОПК высококвалифицированные кадры?

- У нас остались научные школы. К примеру, из нашей математической школы сформировалась IT-отрасль. Это глобальный рынок, так что IT-шники работают в Украине, но находятся в глобальной бизнес-среде. Наше главное богатство, рынок оборонной инженерии - более закрытый. Из-за этого с ОПК такого не произошло. При этом, в нашем обществе бытует стереотип, что «Америка придет и сделает из Украины аграрную страну». Думать так – большая ошибка. Сейчас мир открыт, и открытие оборонного рынка не означает его поглощения или уничтожения. Все процессы можно продумывать таким образом, чтобы национальный интерес был защищен.

- Но в СМИ недавно прошла информация, что в КПИ ликвидировали факультет космических и авиатехнологий…

- Выглядит эта информация довольно странно, исходя из того, что ректор КПИ г-н Згуровский является главой набсовета «Укроборонпрома». На самом деле, кафедры просто разделены между другими факультетами, весь профессорский состав на месте. Это вопрос внутренней реорганизации КПИ.

- Какие еще научные школы сохранились?

- В индустриальных центрах (Киеве, Харькове, Днепре, частично во Львове, Запорожье) сохранились научные школы по материалам, химии, физике, математике. По радиоэлектронике у нас одни из лучших пассивных радаров в мире, «Кольчуги», которых так все боятся. Аэродинамика – это наша авиационная школа. В Днепре существует ракетная школа. Реформа ОПК позволит развивать все эти направления.

- Вы упомянули, что развитию ОПК препятствует ряд проблем. О чем речь?

- Мы пока не готовы к организационным переменам, как политически, так и на исполнительском уровне. Есть стандарные бюрократические проблемы, нехватка новых кадров. Многим трудно переосмыслить, что НАТО для нас - не враг. Но происходит смена поколений. И такого, как у нас, нет ни в одной европейской армии! У нас 22 бригады, 200 тыс. людей с опытом. Натовцы ездят учиться к нашим офицерам, прошедшим АТО. Эти ценные кадры смогут реформировать и армию, и Минобороны, и ОПК. Правда, согласно стандартам НАТО, менеджмент Минобороны должен быть гражданским. Это – мировая практика. Постепенный переход на такую организацию предусмотрен и в нашем законодательстве. В ОПК тоже заложена смена поколений: молодых много за станками, среди инженеров, руководства.

- А если старые кадры уйдут, и работать на оборонных предприятиях будет некому?

- Если повышать технологичность производства (для чего нужны инвестиции), это можно сбалансировать. Но для реформирования ОПК нужна стратегия, ее нужно продумать, выписать, просчитать риски.

- Государство этим занимается?

- Да, запущен процесс международного аудита «Укроборонпрома», идет тендер для отбора аудиторов. Аудит будет состоять из трех составляющих: финансовой, юридической и стратегической. Будет определена эффективность активов и решено, какие из них сохранить. Стратегический аудит позволит выработать рекомендации по изменению бизнес-модели ОПК. Без этого через 5-10 лет мы рискуем выпасть из мирового рынка. Сейчас экспорт нашего оборонпрома - 70-80% всей выручки. За счет этого заводы выживают: маржа для государственных контрактов - всего пару процентов. Но это не значит, что мы во время войны продаем оружие, а наша армия его недополучает. Как раз наоброт, без экспорта мы не смогли бы производить его для армии.

- Вы сказали, что украинский ОПК конкурентоспособнее российского…

- РФ, в основном, занимается сборкой техники, а мы производили детали. Поэтому у них существует критическая зависимость от нашего ОПК, а у нас – несколько «проблемных» позиций. Четыре года назад мы перестали продавать в РФ некоторые виды критической для них продукции, например, двигатели к вертолетам.

- Скандал с продажей акций «Мотор-Сич» связан с риском утечки оборонной технологии?

- Продать технологию производства двигателей непросто, есть ограничения. К тому же, она принадлежит не «Мотор-Сич», а ГП «Ивченко-Прогресс», который входит в «Укрборонпром». Насколько мне известно, сейчас акции «Мотор-Сич» арестованы в рамках уголовного дела, инициированного СБУ. С одной стороны, частный собственник вправе продать предприятие, приватизированное почти на 100% еще в 90-е. Но его проджа, действительно, несет стратегические риски для страны. Возможно, государство должно владеть частью акций этого предприятия. По поводу других ситуаций в оборонпроме: сейчас в ВР создается временная следственная комиссия по злоупотреблениям в Минобороны, она будет заниматься уменьшением обороноспособности страны. Планирую присоединиться к ней в качестве эксперта.

- Нужны ли Украине частные оборонные предприятия? И какой должна быть их доля в ОПК?

- Приведу пример: почти все беспилотники оборонного класса, которые до 2014 г. в Украине вообще не производились, выпущены частными предприятиями. Они появились в 2016 г., никто за два года такого не делал! О приватизации: есть несколько ее моделей, у нас государство могло бы оставить себе 25 плюс одну акцию оборонных предприятий. Если госакций будет половина – инвесторы меньше мотивированы вкладывать средства. С этим ОПК мог бы стать локомотивом развития нашей экономики: ведь многие технологии происходят из ОПК, попадая затем в гражданское «поле». А денег, которые бизнесмены могли бы инвестировать в наш ОПК, в мире сейчас много. Не использовать такие возможности для развития страны – настоящее преступление.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Участники АТО потребовали от Порошенко право устраивать расправы над несогласными Зеленский намекнул на свое участие в предвыброной гонке В Киеве хотят поставить рекорд массового кормления грудью В Киеве 400 человек в честь Дня Днепра переплыли реку В Праге эвакуировали 100 пассажиров из-за задымления на борту самолета

Лента публикаций