Якутия ищет баланс между экономикой и экологией

Якутия ищет баланс между экономикой и экологией

Дальний Восток и Арктическая зона России представляют собой регионы особых геостратегических интересов государства, в которых необходимо создавать максимально благоприятные условия для социально-экономического развития.

Об этом представители власти и бизнеса говорили на полях Восточного экономического форума во Владивостоке - на панельной сессии «Ресурсная база Дальнего Востока и Арктики: текущее состояние и перспективы развития».

Одним из ключевых спикеров на ней выступал Андрей Федотов - постоянный представитель Республики Саха (Якутия) при президенте Российской Федерации. По итогам сессии Андрей Сандаминович дал эксклюзивное интервью журналу «Дальневосточный капитал».

- Андрей Сандаминович, сколько на сегодняшний день в Республике Саха (Якутия) районов, входящих в состав Арктической зоны Российской Федерации?

- У нас в республике уже 13 районов (фактически половина) относятся к Арктической территории. Якутия - это регион, который одновременно входит и в Дальневосточный, и в Арктический регион. И, конечно же, мы хотим, чтобы реализуемая стратегия развития Арктики самым положительным образом повлияла на жизнь людей, которые там живут. Для этого требуется и транспортная доступность, и цифровая - от этого напрямую зависят благополучие и социальное обустройство жителей.

- Вы говорили о важности бережного отношения добывающих компаний, работающих на территории Якутии, к природе. Расскажите, что становится сдерживающим фактором для промышленников в сфере экологии?

- Якутия воспринимается как стратегическая кладовая страны. Но если мы хотим что-то из нее взять, нужно это делать крайне аккуратно, не нанося вреда, и максимально минимизировать ущерб природе.

На сегодняшний день порядка половины территории Якутии - ООПТ, особо охраняемые природные территории. Это наш осознанный выбор, который обеспечивает поиск наиболее эффективных и щадящих технологий геологоразведки и разработки месторождений. Чем более щепетильный подход будет к каждому конкретному промышленнику или разведчику недр, тем больше пользы мы принесем природе и проживающим на территории Якутии людям.

Мы хорошо помним катастрофу на реке Вилюй в прошлом году, когда прорвало хвостохранилище «АЛРОСА». Видим, что происходит на реках южной Якутии, когда добытчики угля и золота нарушают технологии и загрязняют окружающие водоемы. Поэтому большое покрытие республики ООПТ нельзя назвать закрытием территории. Это серьезный сдерживающий фактор для промышленников в смысле бездумного нанесения вреда природе. Они вынуждены обращаться к нам, мы проводим общественные слушания, таким образом осуществляется и государственный, и общественный контроль за их деятельностью. А компании, в свою очередь, должны гарантировать высокотехнологичное производство, применение современных способов добычи и переработки ископаемых, максимально щадящих, не наносящих ущерба экологии.

- В своем докладе на сессии вы упомянули Северный морской путь и желание республики активно участвовать в его развитии. Чем участие в СМП может помочь региону и его жителям?

- Развитие Севморпути - состоявшийся исторический факт. Более 20 млн тонн грузов перевезено в прошлом году, по итогам полугодия нынешнего - это порядка 18 млн т. И таким темпом наращивая перевозки, я думаю, мы в состоянии выполнить ту задачу, которую поставил перед СМП президент России - довести количество грузов до 80 млн т через пять лет.

Нас, как Правительство Республики, беспокоит одно - как бы в погоне за грузопотоком не забыть про людей. У нас есть понимание, что развитие СМП должно положительно сказаться на социально-экономической ситуации прибрежных территорий. Якутия имеет наиболее протяженную береговую линию Ледовитого океана, здесь находятся три известных порта - Тикси, Зеленый мыс в устье Колымы и Нижнеянск в устье Яны. Мы хотели бы, чтобы хозяйственная деятельность на Северной морской магистрали положительно сказалась, в том числе, и на этих портах, на этих населенных пунктах.

Конечно, мы понимаем, что если многотоннажные суда будут идти в более высоких широтах, они не будут заходить в эти порты, не будут пользоваться их услугами. Но нельзя забывать о том, что через эти порты идет снабжение. Однако мы замечаем, что если раньше везли грузы через Усть-Кут Иркутской области (это небольшие глубины Верхней Лены), затем довозили до Якутска, перегружали на суда река-море, которые уходили через Тикси на бары Яны, Индигирки, Колымы, то сегодня все большее количество жизнеобеспечивающих грузов идет по СМП. Поэтому нам необходимо провести модернизацию портов, создавать соответствующий флот. Это первое.

Кроме того, СМП - это довольно опасная магистраль, здесь тяжелая ледовая обстановка, низкие температуры. Поэтому на нем должны быть особым образом развиты аварийно-спасательная служба, морская служба по ЧС. Такие решения принимаются МЧС России, и уже сегодня в Тикси разворачивается эта работа. И, конечно, нам бы хотелось, чтобы эти решения не были сугубо ведомственными, чтобы в работу были вовлечены и местные власти, а процесс давал, скажем так, республиканский эффект - налоговый, экономический.

Нужно отметить также, что Тикси - порт двойного назначения, где есть и аэродром, и морской порт. Туда уже вошли наши военные, обеспечивающие безопасность северных морских границ. Они будут участвовать в развитии социальной сферы Тикси и островов, а также в различных мероприятиях по охране окружающей среды морских, прибрежных и других территорий.

Я думаю, это хорошая история, которую можно было бы развить и с администрацией Севморпути. Ведь недавно был создан общественный совет при СМП. Но в основной состав общественного совета почему-то не вошли представители регионов. Это у нас вызывает некоторую озабоченность, однако мы всегда открыты к диалогу и сотрудничеству.

- Безусловно, Якутия - не самый простой для жизни регион. Наверняка, в республике действуют какие-то меры поддержки населения?

- Конечно, одна из таких мер - освобождение всех жителей Арктической территории от транспортного налога. Такое решение принял глава республики. И сегодня это очень серьезно повлияло на экономическую активность населения. Люди стали приобретать большегрузные машины, другой специализированный транспорт и заниматься транспортными, логистическими услугами. Люди почувствовали на себе эти преференции. Думаю, что в ближайшее время мы можем получить собственников, обладающих парком автомобилей или автоколоннами.

- А как в регионе поддерживается предпринимательство?

- Напомню, мы входим в Арктическую зону РФ, а по планам Госкомиссии вся эта зона будет объявлена единым ТОРом. По пока неутвержденным планам, которые, я полагаю, вскоре утвердят, любой инвестпроект от 500 тыс. руб. будет обеспечен государственной поддержкой - всеми стандартными преференциями для подобных экономических зон. 500 тысяч - это маленький индивидуальный проект: небольшой станок, швейная машинка. Этим сможет заниматься любой житель Арктики, и он сразу получает господдержку. То есть, мы ожидаем от реализации Арктической программы увеличения экономической активности прежде всего местного населения.

В целом наша позиция по инвесторам, особенно в добывающей промышленности, - не допустить повторения ситуации советских времен. Много было и хорошего тогда, но вот повторения негативного опыта мы не хотим. Когда создавали поселки вокруг месторождений, месторождение заканчивалось, они умирали. Это неправильно.

Сегодня мы должны в республике определить программу пространственного развития. У нас есть узловые населенные пункты с полной социальной инфраструктурой, с обеспечением всех сфер жизнедеятельности, и временные. Вот на них накладываются дополнительные ограничения: закончили работу - убрали за собой, чтобы не было возвышающихся тут и там Левиафанов. Отработали - уехали. Причем статус будет присваиваться законодательно. Захотели работать? Нужен временный населенный пункт? Пожалуйста. Под вашу гарантию и ответственность, стройте. Но это не должно нарушать экологию, стоки должны быть обеспечены, отходы утилизированы0. Все за свой счет. Это будет правильно.

Что касается узловых поселков, понятно, что люди там привязаны к месторождениям. Но государство уже лет за пять до конца их выработки должно озаботиться тем, чтобы перепрофилировать людей, чтобы они не оставались в одночасье у разбитого корыта, как это случилось у нас в 90-х.

И мы, со своей стороны, будем работать над тем, чтобы в Арктике, как говорится, все было красиво.

- Андрей Сандаминович, каково ваше общее впечатление от политики государства в этом направлении?

- Долгое время Якутия воспринималась как некая кладовка, где все есть, и куда можно приходить и все забирать. Однако недавно состоялось заседание Президиума Госсовета, на котором некоторые векторы точно поменялись, поскольку заседание было посвящено именно социальному развитию Дальнего Востока, тому, чтобы человеку здесь жилось хорошо, даже лучше, чем в любом другом регионе страны. Эту задачу сформулировал Владимир Владимирович Путин, и мы - дальневосточники - это приветствуем и будем к этому двигаться.

Мы понимаем, что без развития экономики мы не сможем обеспечить устойчивого динамичного роста, соответственно, не сможем решить те социальные задачи, которые были сформулированы на заседании. Это извечная проблема - найти грань между экономикой и экологией. Но баланс искать нужно.

Мария ПУШКАРЕВА

Журнал "Дальневосточный капитал", сентябрь, 2019 год.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Новые горизонты внешнеэкономических связей Южной Осетии "Мой друг лучше всех играет труп": украинский блогер посвятил песню спецоперации СБУ Почему «Юму» не пустили в Поти, или «троянский конь» Пентагона для Грузии и Ирана В Виннице произошел пожар в тюрьме Отец Майкла Джексона скончался в Лос-Анджелесе

Лента публикаций