Швартовать, так "принцессу"

Швартовать, так

Раскрываем тайну: кто первым встречает и последним провожает огромные круизные лайнеры, заходящие во Владивосток

Высокий туристический сезон позади. Остается только вспоминать и готовиться к весне, когда туристы вновь хлынут во Владивосток. Что ни говори, дух захватывает от вида каждого огромного белоснежного круизного лайнера на причале Владивостока. Эти символы дальних странствий и элегантной роскоши значительно превосходят размерами соседние суда и ближайшие наземные постройки. Кажется непостижимым сам факт их захода в узкую бухту Золотой Рог - какой микроскопически точной должна быть работа профессионалов, которые проводят эти «плавучие города» к причалу и обратно! И мало кто знает, что эту сложную операцию выполняют лоцманы нашего морского порта, пишет газета "Золотой Рог".

Эти специалисты уникальны – во всей России их около 450 человек, а во Владивостоке только 45. И только четверым (!) из них доверяют швартовку круизных лайнеров и других крупнотоннажных судов в нашем порту. Один из представителей этой морской элиты – лоцман Владивостокского морского торгового порта (ВМТП) Александр ЩЕРБАКОВ.

Швартовать, так

Досье "Золотого Рога": Александр Алексеевич ЩЕРБАКОВ. Закончил ВМУ, затем Дальрыбвтуз по специальности «морское судовождение». Имеет 35 - летний профессиональный опыт: от штурмана дорос до капитана, работал в портнадзоре, затем зам. генерального директора по безопасности мореплавания в одной из морских компаний. С 2006 года работает в морском порту Владивосток лоцманом 1 категории, старшим смены лоцманов. За 6 лет около 20 раз заводил в порт круизные лайнеры разных размеров.

Лоцманами не рождаются

- Лоцманами становятся, как правило, опытные капитаны, которые много лет проработали в акватории конкретного порта, которые знают все о подходных глубинах этого порта, течениях, бухтах, ветрах, - рассказывает Александр. - Например, я – лоцман акватории владивостокского порта, куда входят порты южного Приморья: Большой Камень, Золотой Рог - Владивосток, Посьет и т.д.

Заход в наш порт круизных лайнеров – это каждый раз индивидуальная операция, потому что, с одной стороны, капитан лайнера делает это в лучшем случае в третий раз, а зачастую – в первый. С другой стороны, лоцман, который швартует лайнер, не знает его и попадает на него впервые непосредственно перед заходом. Плюс – иностранная команда, много пассажиров, большой размер судна: только высота мостика минимум 55 метров от уровня воды. Круизные лайнеры намного выше, чем любой сухогруз или контейнеровоз.

Здесь у нас туманы и дожди

В порту Владивосток часто бывают туманы, резкие изменения погоды. Иностранные лоцманские службы удивляются, что мы работаем в туман – многие порты мира не принимают суда в таких условиях. Но у нас, к сожалению, или к счастью, запрещения по туману нет. Это очень сложно, когда вообще ничего не видишь, и можно только догадываться, что там идет какое-то судно и надо избежать столкновения. Это сегодня появились электронные картографии и цифровые системы, а раньше кроме радара ничего не было.

Есть сложности для крупнотоннажных судов – проходные глубины не самые хорошие. Ширина всей бухты – 500 м, а приходят суда длиной до 320 м. Плюс, у причалов стоят другие суда. При развороте судна на 180 градусов – запаса минимум. А лайнер — это не велосипед, тормозов нет. Вот весной придут одновременно два лайнера – сегодня мы думаем, можно ли их вообще поставить у причала два сразу, таких огромных, ведь они займут 500 метров!

Но мне встречались порты сложнее, чем наш. В Нигерии, например.

Costa Fortuna

О работе лоцмана расскажу на примере 22 сентября этого года - в этот день к нам заходил лайнер Costa Fortuna с 2800 пассажирами и почти 1000 человек экипажа на борту.

Как обычно, я пришел на работу чуть раньше 8 утра, чтобы в лоцманской принять смену у старшего смены. Но, проработав много лет, мы и без доклада уже видим, что тут изменилось, и когда. Тем более, новые электронные приложения позволяют наблюдать рабочую обстановку прямо на телефоне – расстановку судов и т.д. График захода круизных судов известен примерно за год. Бывают изменения по погоде, какие-то сдвиги, но в общем картина понятна. Я всегда готов к выполнению работы – дежурная парадная форма висит в кабинете.

Мастерство против погоды

22 сентября в 11.30, по расписанию, круизный лайнер подошел на рейд в районе острова Русский. Дальше самостоятельно, без лоцмана, оно не имеет права идти, так как Владивосток является портом обязательной лоцманской проводки для всех иностранных судов, даже если это яхта или обычная лодка. Это правило действует не во всех портах, но Владивосток достаточно сложный для швартовки судов.

В это день погода была пограничная – после шторма, который прошел накануне, держался достаточно сильный ветер. Прежде чем дать разрешение на вход, портовый контроль всегда тщательно оценивает ситуацию. В этих вопросах не допускается никаких иных мотивов, кроме профессионализма, так как от принятого решения зависят безопасность людей и причалов.

Для такого класса судов по погодным условиям есть определенные нормы. Но, опять же, точно погоду никак не узнаешь, изменения могут произойти за час, пока судно идет от точки лоцмана до причала.

Как правило, на лайнерах работают очень грамотные капитаны, которые предварительно отрабатывают на тренажерах свои действия при швартовке в нашем порту, учитывая все доступные знания о нем. Им в помощь есть мы - лоцманы-практики с огромнейшим расчетом в голове: ни один компьютер не сведет воедино все те данные, которые в голове лоцмана складываются в единую картину. Мы учитываем, какая будет погода, и на какой причал можно поставить судно, а на какой – лучше не рисковать, иначе оно навалится на причал, и ни один буксир в такую погоду его не удержит. Только лоцман знает, как может повести себя море в его бухте.

В этот день, с учетом всех данных и того, что ветер немного стих, мы приняли решение: будем проводить лайнер в порт.

Швартовать, так

На борт с риском для жизни

Точка приема лоцманов на судно (специальный морской термин) оговорена в особых правилах – это район мыса Басаргина. Здесь на лоцманском катере мы подходим к судну. Волна очень большая. С лайнера спустили штормтрап (фактически, это веревочная лестница). Лайнер продолжает движение малым ходом, а лоцманский катер синхронизируется с ним по скорости, и я с катера цепляюсь за штормтрап. Вот тут нужна не только сила, но и удача, иначе можно упасть в аккурат между двумя движущимися судами, одно из которых – размером с гору. Может убить, может раздавить, может затянуть под киль.

Первое время – да, было страшно, когда первые 9 метров ползешь и летаешь вместе с трапом. А потом уже привыкаешь и не оборачиваешься, еще и сумки, планшеты, радиостанции и документы с собой тащишь – я же не просто так иду. Плюс еще и спасательный жилет. Именно этот момент в работе лоцмана очень опасен. В других портах бывали случаи, когда лоцманы падали и погибали.

На судне первой меня встречает служба безопасности. Никто и никогда не только не обыскивает лоцмана, но даже лоцманский сертификат не спрашивает. Коль уж я доставлен на лоцманском катере и поднялся по штормтрапу, значит, по умолчанию, я – тот самый нужный человек. Существуют правила морского этикета, по которым к лоцману проявляется особое уважение со стороны капитанов и команды.

Швартовать, так

Чем дышит лайнер

Дальше все нужно делать быстро – время идет, судно движется. С помощью лифта поднимаемся на высоту 12-14 палуб. Далее – пять специальных служб охраны, специальные замки: на капитанский мостик так просто не зайдешь. И только после разрешения службы охраны дверь открывается, и меня встречает лично капитан: «Добро пожаловать на борт судна». По правилам этикета предлагают чай, кофе, но все мы понимаем, что сейчас не до этого. Общаемся на английском языке – достаточно знания терминов в пределах своей профессии. Специфика профессии подразумевает понимание с полуслова и одного взгляда. И так происходит со всеми капитанами.

Для того, чтобы изучить судно, мне нужно буквально за 10 минут понять, чем оно дышит, как себя ведет, как управляется. При этом я ни на каком судне, а тем более, на иностранном, ничего не трогаю. Есть правила ознакомления лоцмана с судном: мне под роспись предъявляется лоцманская карта, в которой указаны все параметры судна, необходимые для управления. А на круизных лайнерах перед проводкой (при отходе) капитан проводит совещание команды Team bridge, в котором принимает участие и лоцман порта.

Конечно, все технические параметры судна я предварительно изучаю - перед прибытием судна мы составляем план проводки и схему швартовки. На всякий случай еще раз спрашиваю глубину осадки и другие параметры, так как зачастую то, что дает агент, не совпадает с тем, что есть на самом деле, и можно сесть на мель. Главное в этом – все заблаговременно рассчитать.

Особенно для меня важна длина лайнера – 300 или 250 м, так как я предварительно связываюсь с морским вокзалом и узнаю, куда они его планируют поставить. Бывает, что нужно выехать на причал и самому посмотреть, как же поставить это судно – чуть дальше продвинуть, чуть ближе – я должен точно знать, что буду говорить капитану.

Капитан и его доверие

В тот момент, как я зашел на капитанский мостик, капитан доверяет мне свое судно. Он слушает мои рекомендации. Но морскую субординацию никто не отменял - хоть я и могу пользоваться всем необходимым оборудованием для проводки судна, но, по правилам, на мостике есть капитанская сторона, а есть лоцманская: каждый из нас стоит на своей стороне.

Капитан – а они на круизных лайнерах всегда очень опытные - рассчитывает маневр, я только подсказываю: быстрее, правее, левее. Капитан их учитывает и пытается исполнить.

Подходим. Никто и не мог предположить, что в той точке, где мы должны поворачивать, поставили на якорь два судна! За этим должны были следить другие портовые службы, и ведь знали, что придет лайнер. Может быть, решили, что в такую погоду мы его не будем ставить в порт, или еще что – я всех нюансов не знаю. Пришлось, вопреки правилам, обходить их слева. Внезапно поменялось направление ветра, что увеличило дрейф судна. Бортовая техника лайнера дала расчет: маневр слишком опасный. Пришлось мне, видя напряжение капитана, поучаствовать в маневре, что на пассажирских судах лоцман делает крайне редко. Но я видел, что пройдем – только надо чуть прибавить скорость и добавить левые машины. У капитана возникли сомнения, но он доверился! И, с помощью моих подсказок и наших буксиров, мы благополучно прошли в порт.

Представитель страны

Напряжение существует не только с точки зрения самого маневрирования, но и соблюдения достойного поведения: я представляю страну, свой город, и не могу упасть лицом в грязь. Лоцман – первый россиянин, которого встречают гости на иностранном круизном лайнере. Даже если капитан не прав, ты должен возразить корректно – судно его, ты там гость. Капитанское сообщество тесное, сразу все знают – как там во Владивостоке лоцман? Толковый ли?

Имеет значение даже то, на каком лоцманском катере ты подходишь к лайнеру. Во время захода лайнера в порт тысячи его пассажиров стоят возле лееров, и первым они видят лоцмана. Именно поэтому мы стараемся всегда представительно выглядеть – быть в парадной форме, подтянутыми и корректными.

Всего проход от точки лоцмана до причала занимает полтора часа. Непосредственную постановку к причалу выполняет сам капитан с помощью наших буксиров, которые всегда страхуют швартовку любого судна. Затем капитан подписывает лоцманскую квитанцию, благодарит меня за проделанную работу, и я схожу по служебному трапу на берег. В церемонии торжественной встречи лайнера лоцманы не участвуют.

А вечером этого дня, в 23:00, процедура повторилась в обратном порядке – я вывел лайнер к точке лоцмана и Costa Fortuna покинул порт Владивосток.

Лоцман и море

Есть неписаное правило – капитан судна, пришедшего в порт в первый раз, дарит лоцману точную копию своего судна. У меня дома уже целая коллекция таких кораб-лей. Сын с гордостью показывает ее друзьям: «Это папа ставил». У него специальность сухопутная - когда стоял вопрос о выборе профессии, я ему не рекомендовал связывать жизнь с морем. Все хорошо, когда на картинке рисуют, а в жизни, к сожалению, не все так красиво - кто прошел, тот знает. Не бывает все идеально: любая швартовка, даже в самую хорошую погоду - это огромная ответственность, и двух одинаковых швартовок не бывает.

Я пойму, что пора ставить точку в работе лоцманом, когда сам почувствую свои малейшие ошибки – пусть со стороны их никто не заметит, и они и не приведут к аварии, но у меня есть профессиональная гордость. Ну и состояние здоровья, конечно, имеет значение, потому что, чтобы удержаться на шторм-
трапе, нужно быть в отличной форме. Чем займусь на пенсии? Рыбалкой. Но только не морской – приходит время отдохнуть друг от друга даже таким лучшим партнерам, как мы с морем».

Татьяна ПОНОМАРЕНКО.

КСТАТИ

В круиз на лайнере можно будет отправляться из Владивостока

Свершилось! Наконец-то все желающие отправиться в круизное путешествие смогут это сделать непосредственно из Владивостока. Один из круизных операторов на днях объявил, что уже в мае 2019 г. будут доступны два маршрута на круиз с посадкой и высадкой во Владивостоке.

Круизы будут совершаться на уже известном приморцам лайнере Costa neoRomantica 4, который неоднократно посещал краевую столицу. Но теперь жители города смогут не просто наблюдать красавец-лайнер со стороны, фотографируясь на его фоне и завидуя иностранным туристам, но и сами смогут взойти на его борт и отправиться в увлекательное путешествие.

Пока предлагаются два маршрута: «Токио - Хаконе-Фудзи - Камакура - Токио - Кобе (Киото) - Владивосток» и «Владивосток - Хакодате - Токио - Кобе (Киото) - Чеджу - Кагосима - Токио - Хаконе-Фудзи - Токио».

Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В шведском Мальме произошла стрельба: есть погибшие Время отпуска: медики рассказали, какие предметы в отеле самые опасные для здоровья Кот-качек стал звездой сети Правила японских школ, которые повергают в шок Меркель заинтересована в крахе Евросоюза

Лента публикаций