Почему «формула Штайнмайера» не устраивает киевских «математиков»

26.09.2019 13:55

В последние дни украинским патриотам было плохо. Им, в принципе, всегда нехорошо, но в данном случае страдания стали еще более невыносимыми, ведь в воздухе запахло капитуляцией. Происходит она, конечно же, в Донбассе. Зеленскому уже направлено открытое письмо. Под ним стоят подписи весьма разношерстной публики: писателя-детективщика Кокотюхи, людей, гордо именующих себя руководителями «самообороны Майдана Запорожья», министров, отставных депутатов и многих других. Среди авторов письма, в частности, значатся эксперт по экологической безопасности, независимый эксперт по урбанистике и руководитель движения «Переходи на украинский», носящий «щирую» фамилию Иванов.

С пестрой компанией подписантов солидаризуется Ульяна Супрун, накатавшая длинный пост в «Фейсбуке» и прилепившая к нему картинку со словами: «Капитуляция перед Кремлем не принесет Украине мир». Кроме того, мужчина, грозившийся взорвать мост Метро в Киеве, вроде бы требовал остановить капитуляцию. Правда или нет, пока неясно, но информация в СМИ на сей счет имелась.

В общем, как видим, патриоты всполошились. А встревожили их ранимые души определенные подвижки в процессе урегулирования конфликта на востоке Украине. В начале лета Зеленский попытался оживить практически замерший процесс, и у него получилось. Получилось в том смысле, что вокруг заседаний трехсторонней группы в Минске стало много шума и трескотни. Даже возвращение Леонида Кучмы на роль главы украинской делегации обставили с долей театральщины: экс-президент спросил президента действующего, увидит ли он в его глазах намерение добиться мира, получил утвердительный ответ и согласился.

Вскоре Зеленский поднял тему «нормандского формата», о котором говорили постоянно, однако лидеры четырех стран последнюю встречу провели в октябре 2016-го. И вот в первые дни нынешней осени в Берлине собрались представители Франции, Германии, России и Украины. От РФ был советник президента Владислав Сурков, от «незалежной» — министр иностранных дел Вадим Пристайко и помощник Зеленского Андрей Ермак.

Итог встречи можно описать следующим образом: договорились дальше договариваться. Камнем преткновения оказалась «формула Штайнмайера». Она предполагает проведение выборов в Донбассе по стандартам ОБСЕ, затем предоставление особого статуса, закрепление его в конституции и только потом передача Киеву контроля за российско-украинской границей. Предложения тогдашнего министра иностранных дел Германии (сегодня он занимает пост президента ФРГ) были сделаны почти три года назад, и все это время, пока на Банковой сидел Порошенко, Украина топила «формулу Штайнмайера» в болтовне. Берлинская встреча показала, что и у новой команды по данной части имеются проблемы.

Через несколько дней после консультаций Суркова и Пристайко состоялся обмен пленными. Зеленский назвал его первым шагом на пути к миру и тут же пообещал следующий: развести войска (сначала у Золотого и Петровского, а за ними — по всей линии соприкосновения) и прекратить огонь. 8 сентября по телефону общались президенты России и Франции. Обсуждали урегулирование на востоке Украины, при этом глава РФ предложил письменно закрепить «формулу Штайнмайера».

В целом в начале осени европейские политики смотрели на ситуацию достаточно оптимистично. По результатам беседы Путина и Макрона пресс-служба Елисейского дворца обещала саммит «нормандской четверки» в течение нескольких следующих недель. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас, отчитывавшийся перед бундестагом, отзывался о мирном процессе весьма одобрительно. А руководитель МИД Словакии Мирослав Лайчак, прибывший в Киев на форум «Ялтинская европейская стратегия», назвал «формулу Штайнмайера» хорошей основой для выполнения Минских соглашений. И даже Кучма намекал, что во время встречи в «нормандском формате» может быть подписан «Минск-3».

Впрочем, благодаря стараниям Украины оптимизм быстро улетучился. Владимир Зеленский, выступая в рамках «ялтинской стратегии», вспомнил о миротворцах и заявил: их он хочет видеть исключительно на границе, ибо в противном случае Донбасс превратится в новое Приднестровье или Абхазию. В свою очередь Леонид Кучма поделился убеждением, что президент на особый статус и всеобщую амнистию не пойдет.

В следующие дни главным источником новостей по теме урегулирования в Донбассе стал Вадим Пристайко. Из его слов следовало: никакого особого статуса и изменений в конституции (об этом же говорил и спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков), выборы только вместе со всей Украиной, миротворцы — крайний вариант. Также министр придумал некую «формулу Зеленского» и пообещал дотянуться до жителей Донбасса ментально, дабы поспособствовать их возвращению в состав «незалежной». В качестве же альтернативы особому статусу неподконтрольным территориям предложили включиться в процесс децентрализации.

Таким образом, Киев свою позицию обозначил, хотя могло сложиться впечатление, будто бы категорические заявления предназначены для внутреннего пользования. И сама Украина давала для этого поводы. Перед встречей трехсторонней контактной группы в Минске, состоявшейся 18 сентября, Пристайко дал интервью немецкому изданию Die Welt, где сообщил, что видит со стороны РФ первые признаки готовности к деэскалации конфликта. Российское агентство «Интерфакс» со ссылкой на информированный источник писало о готовящемся подписании в столице Белоруссии нескольких важных документов, по сути, «дорожной карты» мирного процесса.

Более того, днем 18 сентября глава украинского МИД участвовал в заседании парламентских комитетов по евроинтеграции и иностранным делам и поставил депутатов в известность, что согласился на применение «формулы Штайнмайера». К тому же утром штаб Операции объединенных сил публично заявил о подготовке к разведению войск вдоль всей линии разграничения. В общем, сигналы с украинской стороны шли позитивные и обнадеживающие.

Наступил вечер, и стало ясно: не договорились. Спецпредставитель ОБСЕ Мартин Сайдик фактически ушел от ответа, почему провалился саммит в Минске. А вот делегат от ЛНР Владислав Дейнего прямо обвинил Украину в срыве переговоров. В том же духе высказался и представляющий Россию Борис Грызлов. «Незалежная» ответила комментарием Кучмы: Киев не против «формулы Штайнмайера», но настаивает на выводе иностранных войск и передаче контроля над границей. Это, конечно, полностью выхолащивает упомянутую формулу и сильно отдает дипломатией в стиле Порошенко. Следующее заседание в Минске назначено на 1 октября, дата встречи в «нормандском формате» неизвестна.

«Незалежная» очень похожа на героиню фильма «Покровские ворота», прославившуюся фразой: «Я вся такая внезапная, такая противоречивая вся…». Причем речь не только о переговорах. Взять хотя бы закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Его приняли в 2014-м и затем несколько раз переписывали. В результате Донбассу обещаны свободные выборы, русский язык, трансграничное сотрудничество с РФ и собственная народная милиция, но «незаконные вооруженные формирования» должны быть распущены, а «наемники» выведены. Понятно, если это случится, то закон можно уже не выполнять. Еще забавнее, что сейчас он находится в Конституционном суде, поскольку в предыдущей Верховной Раде обнаружили нарушение 26 статей Основного закона.

И вот представим себе: Берлин и Париж все-таки заставляют Киев согласиться на «формулу Штайнмайера» и вдруг выясняется — отсутствует правовая база. Дальше опять проволочки, согласования, пересогласования и так до бесконечности.

Внезапность и противоречивость «незалежной» выглядят особенно странными на фоне обмена пленными, увольнения Вятровича и все более множащихся сообщениях о грядущем разблокировании «Яндекса», «ВКонтакте» и «Одноклассников» (а там, глядишь, и прямые авиаперелеты в РФ возобновятся). Однако в вопросе Донбасса практически никаких перемен. Почему? С одной стороны, ничего сделать для установления мира Зеленский и его окружение не могут. Высокий рейтинг президента во многом зиждется на обещании прекратить войну. Да и Запад давит, принуждая к переговорам: сказанное словацким министром о «формуле Штайнмайера» лишнее тому подтверждение.

В то же время Донбасс в составе Украины никому в Киеве не нужен. Победить республики, завоевать их — нереально. Тогда теоретически нужно принимать регион таким, как есть: с собственными вооруженными силами и с озлобленным населением, массово получающим российские паспорта. Подобный вариант был неприемлем для Порошенко, «зеленую» власть он тоже не устраивает. Тот же Кучма на «Ялтинской стратегии» объяснял: особый статус Донбасса превратит Украину в федерацию или даже конфедерацию.

Поэтому, скорее всего, Киев продолжит отбиваться от «формулы Штайнмайера». «Незалежная» будет искать поводы, чтобы увильнуть, не подписать, затянуть, перенести сроки, потребовать наполнить особый статус новыми смыслами или позвать в «нормандский формат» американцев. Это совсем не исключает вероятности прекращения огня, отвода войск и очередных воплей патриотов. Крики «Мариуполь и Харьков — под ударом!» раздаются уже сейчас.

Вообще шума ожидается много — без него Зеленский просто не может. Вспомним его недавний визит в Польшу. Свой вояж Владимир Александрович объявил прорывом, полякам посулил примирение и отмену моратория на эксгумацию. На том дело, собственно говоря, и закончилось.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Журналисты раскрыли истинные причины пожара на арсенале под Черниговом Саакашвили заочно приговорили к шести годам тюрьмы в Грузии Lucasfilm передумала снимать спин-офф "Звездных войн" На Украине заявили о перехвате в Черном море российского корабля Полиция Швейцарии начнет ездить на новых Tesla

Лента публикаций