Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань — о том, как лидеры РФ, Азербайджана и Армении устраняют препятствия на пути к долгосрочному урегулированию в Закавказье

11.01.2021 23:11

Открывшая новый внешнеполитический год вторая встреча лидеров России, Азербайджана и Армении в Москве, инициатором которой выступил Владимир Путин, на первый взгляд выглядит лишь попыткой провести тонкую настройку уже существующего механизма реализации мирных договоренностей 9 ноября, не замахиваясь на новые прорывы. Тем не менее от итогов нового этапа переговоров будет зависеть не только прочность карабахского мира, но и возможность скорейшего разблокирования экономических и транспортных инфраструктур в Закавказье для оживления многостороннего сотрудничества с подключением к нему других бывших советских республик, а также Турции и Ирана.

Стартовавшие в понедельник утром в Кремле переговоры лидеров России, Азербайджана и Армении начались с символических жестов. Хозяин встречи Владимир Путин обменялся рукопожатием и обнялся с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, после чего точно так же приветствовал Никола Пашиняна. Лидеры Азербайджана и Армении поздоровались кивком головы — от рукопожатия они воздержались.

Ровно два месяца назад лидеры трех государств завершили одну из самых кровопролитных войн последнего десятилетия, подписав трехстороннее заявление — «дорожную карту» к урегулированию в Закавказье, что позволило остановить перерастание регионального конфликта в межрегиональный.

На том, что это лишь первый шаг к победе и стороны ждет огромная черновая работа по воплощению в жизнь достигнутых договоренностей, в конце прошлого года сделал особый акцент глава МИД РФ Сергей Лавров, принимая в Москве нового министра иностранных дел Армении Ару Айвазяна.

Уже непосредственно перед переговорами в Москве страсти в Ереване, где два месяца не стихают протесты противников Никола Пашиняна, накалились до предела. Поводом стали появившиеся в соцсетях сообщения о том, что армянские власти якобы готовятся подписать новый договор с Баку, предусматривающий передачу Азербайджану дополнительных территорий, открытие через армянскую территорию транспортного коридора, связывающего Нахичеванскую Автономную Республику с Азербайджаном, и вывод армянских войск из Карабаха.

Участников протестных акций в Ереване это, однако, не убедило. «Мы можем делать выводы о достоверности слов министра только после 11 января»,— предупредил организатор одного из митингов, бывший замминистра юстиции Рубен Меликян.

В свою очередь, пресс-секретарь Никола Пашиняна Мане Геворгян заявила, что на трехсторонней встрече в Москве подписание документов, касающихся территориальных вопросов, не предусмотрено и повестка переговоров «носит экономический характер». В частности, речь идет о возможности открытия региональных коммуникаций, осуществления международных грузоперевозок, в том числе из Армении в Россию и Иран.

Между тем, помимо домыслов и слухов, главным врагом карабахских договоренностей остаются разночтения в трактовках основных положений подписанного документа, а также белые пятна в понимании ключевых моментов урегулирования.

Подтверждением того, что на пути к карабахскому миру остается немало подводных камней, стали последние события, непосредственно предшествовавшие второй встрече лидеров России, Азербайджана и Армении в Москве.

Новая война слов между Ереваном и Баку разгорелась после поездки главы МИД Армении Ары Айвазяна в ту часть Нагорного Карабаха, которая после изменения действовавшего в регионе статус-кво так и не перешла под контроль Азербайджана.

«Эти утверждения совершенно пусты и безосновательны. Заявление от 9 ноября не накладывает никаких ограничений на контакты между Арменией и Арцахом (армянское название Нагорного Карабаха.— “Ъ”) на разных уровнях. Трехстороннее заявление, направленное на установление режима прекращения огня и размещение российских миротворцев в Арцахе, не фиксирует какого-либо соглашения по статусу Арцаха. И с этой точки зрения все утверждения о том, что в статусе Арцаха произошли изменения, не соответствуют действительности»,— заявила агентству «Интерфакс» пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян.

В то время как в Баку считают вопрос о статусе Нагорного Карабаха окончательно закрытым, а работу Минской группы ОБСЕ — потерявшей всякий смысл, в Ереване настаивают: статус самопровозглашенной НКР должен быть определен в ходе мирного процесса, основанного на принципах Минской группы ОБСЕ. Армянская сторона исходит из того, что в решении этого вопроса по-прежнему должен будет учитываться принцип права народов на самоопределение.

«Азербайджанская сторона более чем через месяц после установления режима прекращения огня осуществила военные действия в направлении населенных пунктов Старый Тагер и Хцаберд Гадрутского района Арцаха, причинила человеческие потери и взяла в плен армянских военнослужащих, находящихся на месте»,— констатировала накануне переговоров в Москве Анна Нагдалян.

В свою очередь, длинный список претензий, который предъявляет Еревану Баку, обвиняя армянскую сторону в неспособности контролировать действия собственных вооруженных формирований, пополнился упреком в адрес российских миротворцев, позволивших совершить поездку в Карабах группе французских парламентариев.

Весьма символично, что претензии в их адрес впервые выразил лично президент Азербайджана Ильхам Алиев, причем сделал он это хоть и вежливо, но достаточно жестко.

«Туда (в Карабах.— “Ъ”) ездили представители парламентов разных стран, теперь я посмотрю, как будут ездить. Там побывала делегация из Франции, члены парламента. К сожалению, миротворческие силы разрешили им это. Хотя мы поднимали перед этими миротворческими силами вопрос о том, что без нашего разрешения ни один иностранный гражданин не может поехать в Нагорный Карабах. В результате посол Франции был вызван в наше Министерство иностранных дел, ему была вручена нота. Мы не будем молчать»,— предупредил Ильхам Алиев, выступая на совещании по итогам 2020 года.

«Пусть Армения не забывает войну. Помните, что железный кулак на месте. Этим визитам должен быть положен конец. Предупреждаем, что, если вновь будут предприняты такие провокационные шаги, Армения еще больше пожалеет об этом»,— заявил Ильхам Алиев.

На том же совещании он счел необходимым прокомментировать гуманитарную составляющую действий российских миротворцев, дав понять, что Баку мирится с ней как с вынужденной необходимостью. «Миротворческие силы. У них там своя функция. Эта функция была утверждена 10 ноября. Сегодня они занимаются там гуманитарной деятельностью, хотя в заявлении, подписанном 10 ноября, эта функция не закреплена, мы, как говорится, закрываем на это глаза. Почему? Потому что понимаем, там живут люди, понимаем, что наступила зима, холодно. Там необходимо проделать определенную работу, чтобы нынешняя зима не создала проблем для проживающих там армян. Поэтому мы позволили. Сейчас значительная часть грузов поступает туда через территорию Азербайджана. Мы позволили. До Барды они доставляются по железной дороге, после этого машинами перевозятся в Нагорный Карабах. Конечно, мы могли бы и не позволить»,— заметил Ильхам Алиев, продемонстрировав решимость впредь играть первую скрипку в решении всех вопросов, связанных с Карабахом.

Между тем в условиях продолжающейся войны слов деэскалации в регионе могло бы способствовать скорейшее разблокирование экономических и транспортных инфраструктур.

Однако условия такого сотрудничества они видят по-разному. «В настоящее время идет конкретная работа по открытию Нахичеванского коридора. Не хочу опережать события, но открытие этого коридора нашло отражение в заявлении, подписанном 10 ноября. Поэтому он обязательно откроется, и этой дорогой будут пользоваться и Азербайджан, и Турция, и Россия, и Армения, и Иран»,— заявил перед переговорами в Москве Ильхам Алиев.

Готовность Еревана обеспечить связь Азербайджана с Нахичеванской Автономной Республикой подтвердила и пресс-секретарь премьера Пашиняна Мане Геворгян, впрочем, уточнившая, что для этого потребуется выполнение положений трехстороннего заявления от 9 ноября. «Премьер-министр Армении Никол Пашинян неоднократно обращал внимание на тот факт, что в трехстороннем заявлении нет ни слова о коридоре, связывающем Азербайджан с Нахичеваном. В девятом пункте заявления речь идет о разблокировании экономических и транспортных инфраструктур в регионе и, в данном контексте, об установлении транспортной связи между восточной частью Азербайджана и Нахичеваном»,— уточнила Мане Геворгян.

По ее словам, Ереван заинтересован в возможности переправки грузов через территорию Азербайджана в Россию и Иран и в обратном направлении. «Заинтересованы также возможностью переправки армянских грузов в Россию посредством автомобильного и железнодорожного транспорта, а в Иран — особенно посредством железнодорожного транспорта. В этом контексте Армения, естественно, готова обеспечить коммуникацию восточной части Азербайджана с Нахичеваном. Тем не менее полное обсуждение этих вопросов будет трудным без полноценной реализации восьмого пункта заявления, которым предполагается обмен заложниками, пленными, другими удерживаемыми лицами, телами погибших»,— обозначила переговорную позицию Еревана пресс-секретарь Никола Пашиняна.

Сергей Строкань

Источник

Предыдущая новость

Верховная рада поставила военный рекорд в первом чтении Скандальный алкогольный форум пьяной элиты: что произошло на днях в Вильнюсе? На дне моря в Израиле обнаружили старинные монеты В ВОЗ рассказали, когда наступит переломный момент в борьбе с коронавирусом Наоми Кэмпбелл поучаствовала в откровенной фотосессии

Лента публикаций