Новый эмир Кувейта принес присягу главы государства

01.10.2020 5:01

Сразу несколько арабских стран объявили траур в связи с кончиной эмира Кувейта Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха — старейшего ближневосточного правителя, который пользовался непререкаемым авторитетом в регионе. Он не единожды выступал в роли посредника в разрешении конфликтов, внес немалый вклад в единство арабских стран Персидского залива. Его наследник, принесший в среду присягу эмир Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах, в отличие от брата не столь известен на международном поприще. Ему предстоит сохранить роль Кувейта как главного миротворца на арабском Востоке, а также удержать стабильность внутри страны.

«Я сделаю все возможное, чтобы сохранить Кувейт и защитить его безопасность. Политика шейха Сабаха останется для нас светом, к которому мы будем стремиться»,— заявил в среду новый эмир Кувейта 83-летний Наваф аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах после того, как принес присягу главы государства в Национальном собрании (парламенте) и официально вступил на престол. Церемония состоялась на следующий день после объявления о кончине на 92-м году жизни его брата шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха. Эмир скончался в США, где с июля находился на лечении. Его тело доставили в Кувейт в среду и тут же, согласно исламской традиции, предали земле.

Шейх Сабах правил Кувейтом с 2006 года, однако еще до вступления на престол получил широкую известность на международной арене. На протяжении 40 лет (1963–2003) он возглавлял Министерство иностранных дел, в том числе и во время войны в Персидском заливе, когда Ирак напал на Кувейт. Его называли «деканом дипломатии» и «дуайеном». Он был самым старшим правителем арабского мира по возрасту и пользовался уважением и авторитетом среди большинства лидеров региона.

Позднее он был посредником в территориальных спорах между Ираном и Ираком, руководил посреднической миссией, призванной остановить боевые действия между иорданцами и палестинцами, возглавлял Арабский комитет по прекращению гражданской войны в Ливане. В последние годы, уже будучи эмиром, шейх Сабах пытался наладить диалог между Ираном и его арабскими соседями. Кувейт также занял нейтральную позицию в конфликте между Саудовской Аравией, ОАЭ, Египтом и Бахрейном с Катаром, неизменно выступая за единство монархий Персидского залива. Кувейт также стал площадкой для донорских конференций в помощь Сирии и Ираку, за что в 2014 году генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун присудил шейху Сабаху звание «гуманитарного лидера». Последний гуманитарный жест эмира — решение восстановить зернохранилище в Ливане, уничтоженное во время взрыва в порту Бейрута. Отдавая дань роли шейха Сабаха в регионе, траур после его кончины был объявлен не только в Кувейте, но и в Катаре, Иордании, ОАЭ, Египте и Ираке. В странах региона, а также за его пределами надеются, что кувейтская внешняя политика останется неизменной. Соболезнования Кувейту выразили президенты России, США, Ирана, европейские лидеры.

Новый эмир Кувейта Наваф не столь известен, как его сводный старший брат, хотя и занимал ведущие посты в правительстве. Его называют скромным человеком, склонным к компромиссу. Он дважды возглавлял Министерство внутренних дел — руководил им с 1978 по 1988 год, а затем вернулся туда в 2003-м. Во время войны в Персидском заливе 1991 года он был министром обороны, а после ее окончания — министром социальных дел и занятости. Наследником престола шейх Наваф оказался случайно. Согласно традиции, эмирами Кувейта становились поочередно представители двух ветвей семьи ас-Сабах — аль-Джабер и ас-Салем. Однако в 2006 году этот порядок был нарушен. После смерти эмира Джабера аль-Ахмеда ас-Сабаха его преемником стал наследный принц Саад аль-Абдалла ас-Салем ас-Сабах. Однако парламент признал его недееспособным и избрал эмиром шейха Сабаха. Тот, в свою очередь, еще раз нарушил традицию и назвал наследником своего брата, а не представителя второй ветви семьи. Парламент одобрил выбор эмира.

Эмир может сделать свой выбор в течение года после вступления на престол, а парламент — большинством голосов его утвердить. Эта процедура, как и в целом весьма активная роль парламента в жизни Кувейта, кардинально отличает это государство от других монархий Персидского залива. Новому эмиру предстоит попробовать свои силы не только в международном посредничестве, но также во внутриполитических и семейных делах.

«Эмир Сабах известен не только мудрым внешнеполитическим курсом, но и осторожностью и взвешенностью во внутренней политике. Страна относительно спокойно пережила арабскую весну, хотя ситуация была и остается непростой. Эмир умело контролировал парламент, шел навстречу требованиям смены правительства и ни разу не нарушил конституцию страны»,— сказала “Ъ” профессор кафедры современного Востока РГГУ Елена Мелкумян. По ее словам, новый эмир продолжит курс своего брата во внешней политике и будет стараться сохранить стабильность внутри страны, хотя это будет непросто.

На прошлой неделе международное рейтинговое агентство Moodys понизило долгосрочный рейтинг эмитента Кувейта в иностранной и национальной валюте до A1 с Aa2. «Решение о понижении рейтинга отражает как рост рисков для доходов бюджета, так и ухудшение оценки институтов и эффективности управления Кувейта»,— говорилось в сообщении. Проблем добавляют также падение цен на нефть и общий экономический кризис, связанный с коронавирусом. Еще один бич Кувейта — коррупция. В августе в публикации ближневосточного отделения Центра Карнеги отмечалось, что Кувейт превратился в международный центр по отмыванию денег.

Именно на фоне обвинений в коррупции случилась и отставка предыдущего правительства Кувейта в конце прошлого года. Ее спровоцировал скандал в правящей семье. 72-летний сын эмира Сабаха принц Насер, занимавший тогда пост министра обороны, обвинил своего родственника, главу МВД, а также других министров и членов семьи в коррупции. Сейчас принц Насер — один из главных претендентов на престол, однако ему нужно заручиться поддержкой и семьи, и парламента. При этом эксперты гадают, может ли Кувейт решиться выбрать наследником престола представителя более молодого поколения политиков, как это уже сделали Саудовская Аравия и ОАЭ. Среди претендентов — 39-летний министр иностранных дел принц Ахмед Насер аль-Мухаммед ас-Сабах.

Сам эмир Наваф уже сделал акцент на борьбе с коррупцией. Еще в августе, замещая брата, он уделил особое внимание этому вопросу, дав понять, что принадлежность к монаршей династии не будет прикрытием и оправданием для преступлений. «Никто не стоит выше закона, и нет никакой защиты для коррупционеров, независимо от его имени или должности»,— подчеркнул он.

Марианна Беленькая

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Кейт Аптон вышла с мужем в свет и показала округлившийся живот Украинские байки из склепа. Откормленный пленник рассказал об «ужасах русского плена» Видео: Тимошенко подготовила ловушку для Зеленского Эксперты назвали самые эффективные диеты Ученые объяснили, почему фастфудом невозможно наесться

Лента публикаций