Механизация и мелиорация возвращаются

Механизация и мелиорация возвращаются

Директор департамента сельского хозяйства и продовольствия администрации Приморского края Андрей Бронц рассказал о ситуации в сельском хозяйстве региона

С сельским хозяйством в Приморском крае в последние годы связывали большие надежды. Ожидания были настолько высоки, что именно в нашем крае создали пять лет назад единственную на Дальнем Востоке сельскохозяйственную ТОР для привлечения инвесторов в отрасль. В то же время, успехи сельского хозяйства за эти годы выглядят довольно противоречивыми - при некоторых явных достижениях отрасль края остается с кучей трудно решаемых проблем и, как следствие, с внушительным списком нереализованных намерений. Несколько лет подряд хозяйства несли убытки от наводнений на полях, а последний год был катастрофическим для местного животноводства.

О том, как сельское хозяйство края преодолевает трудности, и какие появляются перспективы у отрасли сегодня, «Золотому Рогу» рассказал директор департамента сельского хозяйства и продовольствия администрации Приморского края Андрей БРОНЦ.

- Андрей Александрович, вы недавно побывали в Белоруссии. Каковы цель и результат этой поездки?

- Мы получили приглашение от белорусских компаний посетить их страну. И также было желание губернатора, ряда руководителей предприятий, представителей органов власти региона посмотреть, как развивается в Белоруссии сельское хозяйство. Наш губернатор - гость там частый, поскольку были реализованы совместные проекты на дальневосточных территориях, когда он руководил Сахалинской областью и Амурской областью. У него есть положительный опыт и в части локализации сборочного производства, и совместный проект в области молочного животноводства на Сахалине. Поэтому была цель поставлена - ознакомиться, изучить возможности взаимодействия.

Мы посетили ряд предприятий пищевой промышленности, где планово отработана схема поставки продукции от производителя до переработчика. Объемы продукции там государство планирует, размещает государственный заказ, то есть сельхозтоваропроизводителю гарантировано, что произведенная продукция будет полностью реализована через такие-то компании. Государство перерабатывающую и пищевую промышленность держит на контроле, так как это вопрос продовольственной безопасности. Ведь Беларусь тоже под санкциями находится. И они вынуждены были полностью себя обеспечить продовольствием. А сегодня почти 60% молочной продукции экспортируют, потому что объемы производства уже выше, чем показатели советского времени.

Кроме того, мы побывали на машиностроительных заводах, посмотрели ту технику, которую можно поставлять и использовать в производстве в Приморском крае. Предварительно договорились, чтобы белорусские компании уже в сентябре приехали к нам презентовать ее. Ну и следующий вопрос, который нас интересовал, – это прямое продвижение той продукции, которой не хватает на приморском рынке. Прямые поставки нам интересны потому, что, во-первых, у нас единое таможенное пространство, а во-вторых, и это основное, - это качественная продукция, которая выполняется еще по советским ГОСТам.

- То есть нам ждать в ближайшее время белорусские продукты в магазинах?

- Президентом Белоруссии закреплен куратор этого процесса. Соглашение с Могилевской областью подписал губернатор Приморского края. Начнем сначала взаимодействовать с Могилевской областью, потом подключится вся Белоруссия. Вот такая цель. Плюс, нам интересна передача опыта от науки белорусской по тем направлениям, где они вышли на мировые уровни - по урожайности сельхозкультур, по продуктивности скота. Они, кстати, мегакомплексами, грубо говоря, не страдают. В молочном животноводстве у них надои на корову в среднем на уровне 5-6 тонн.

- У нас где-то так же…

- У нас в среднем по краю сегодня так. Но если взять «Грин Агро», то у них уже под 10 тонн продуктивность. Поэтому в растениеводстве у них есть чем поделиться. Они сохранили сельскохозяйственную науку, на заводах, которые работают в области сельскохозяйственного машиностроения, конструкторские бюро и внедренческие структуры не убирали. Они, конечно, завозят какую-то иностранную технику, но в основе они обеспечивают своей техникой сельское хозяйство в полном объеме. Они выкупили два завода в РФ. А в сентябре приедут к нам уже с конкретными предложениями. С чем-то у нас уже отработана схема и понятны поставщики, и оборудование внедрено. И нам не надо менять. А где-то, например, в овощеводстве, картофелеводстве, будем внедрять механизацию максимально, потому что планируем отказываться от иностранной рабочей силы. В любом случае, необходима модернизация производства современными, роботизированными, специальными машинами.

- В овощеводстве сейчас тревожная ситуация в связи с отказом от иностранной рабочей силы.

- Да, квота, которая предоставлялась для ввоза иностранной рабочей силы, будет снижена до минимума с целью обеспечения производства местными трудовыми ресурсами и создания условий в виде заработной платы, социальных, жилищных условий для того, чтобы привлечь из других регионов семьи, специалистов, рабочих. Иметь китайскую рабочую силу, конечно, проще. Но сейчас задачи поставлены перед службой занятости - обучение на специальных курсах с частичной оплатой проживания работникам, которые пошли на обучение. Второй вопрос - для молодежи, которая под заявки сельхозпроизводителей готова вести подготовку в образовательных учреждениях, предусмотрено дополнительное финансирование через программу образования. Вот два направления, которые определены для заказа под заявки тех сельхозтоваропроизводителей, которые были обеспечены китайской рабочей силой.

Сегодня в населенных пунктах, где работали в больших объемах работники из Китая, люди уехали в поисках лучших мест. Поэтому у нас в этом плане есть большие проблемы. Если туда приедут целые семьи, то понадобится стройка. Потому что в те общежития, которые там когда-то строили, эти работники, понятно, селиться не будут. Как вариант, мы рассматриваем возможность привлечения работников вахтовым методом на первом этапе и уже параллельно, присматриваясь к людям, решать эти вопросы. У нас же есть семьи, которые приехали из Украины, из Донецкой и Луганской областей, и многие из этих семей поехали в сельскую местность. Но осталось их здесь процентов 20.

- Как реагируют на это сами сельхозпроизводители? Им же придется весь свой менеджмент менять, новые навыки и знания приобретать.

- По линии департамента мы предусмотрели меры поддержки по субсидированию затрат на приобретение техники, которая заменяет ручной труд на механизированный. Это уборочная техника специализированная, комбайны по уборке моркови, свеклы, картофеля. В этом плане финансирование предусматривается уже с этого года по комбайнам.

Сегодня в Приморье вновь приходится очищать от зарослей и распахивать поля, которые не были востребованы последние 20-25 лет. Впрочем, и распахивать поля сейчас особо некому…

- В крае появились крупные инвестиционные проекты, требующие больших площадей земли. У нас исчерпались уже плодородные земли?

- Еще не исчерпались. С 90-х годов, когда начали снижать объемы производства, земля стала уходить в залежь. За это время там местами выросли деревья 15-17 см в диаметре. По ряду районов идет раскорчевка, вырубка кустарников. Это не заболоченные сельхозугодья. А сложнее всего там, где вторичное заболачивание, особенно на Приханкайской низменности, где участки расположены на мелиоративных системах, поскольку там сохранены только федеральные насосные станции. И эти станции используются только в тех объемах, которые заявлены сельхозтоваропроизводителями под производство риса. Никакой дополнительной откачки воды нет, кроме той, которая осуществляется Новосельской насосной станцией. Только одна насосная станция работает для обеспечения жизнедеятельности села Новосельское, чтобы не довести до чрезвычайной ситуации и не затапливать населенный пункт.

У нас в крае, в зависимости от состояния мелиоративной системы, требуется вложить от 350 тыс. рублей на гектар до 1,5 млн на гектар. Там есть работы, связанные с восстановлением дамб защитных, дорожной сети, потому что наводнениями замыло не только дамбы, но и каналы. И мосты уничтожены. Даже крупные инвестиционные группы с большими финансовыми средствами, понимая сколько будет выход с гектара в деньгах, не готовы к этому. В растениеводстве, если на пятый-шестой год нет окупаемости, вложения бессмысленны. Поэтому в Приморском крае те земли, которые брошены под мелиорацией, - сложные, часть из них не будет востребована.

Так что из 1,38 млн гектаров сельхозугодий мы имеем 703 тыс. пашни. На сегодняшний день подошли к использованию 500 тыс. гектаров пашни, 80 тыс. гектаров – это те сложные, которые ввести можно только при больших капиталовложениях. А примерно 120-130 гектаров из залежной пашни можно ввести путем раскорчевки, культуртехники и очистки каналов, т.е. текущим содержанием можно привести к тому, что эта земля войдет в производство. Местами это участки мелко контурные, а значит - не привлекательны для крупного инвестора, который для снижения себестоимости будет применять широкозахватную технику. Там только мелкая техника может работать.

Часть сельхозугодий, где-то 40-50 тыс. гектаров, которые раньше использовали под животноводство, под выпас скота, под сенокошение, можно вовлечь в оборот потому, что они суходольные, не связаны с мелиорацией. Таким образом, по расчетам, у нас есть до 170 тыс. гектаров, которые за 5-6 лет при разных объемах вложений можем вовлечь в оборот.

- Много слов было сказано о необходимости новой инфраструктуры для хранения зерна. Что-то меняется в этом отношении?

- Самое главное для нас сегодня – это экспортное направление, потому что такие культуры, как соя и кукуруза, в основном рассчитаны на экспорт. Когда планировалось строительство Дальневосточного зернового терминала в Зарубино, расчет был на то, что эта площадка заберет все свободное зерно, сою и зерновые, которые у нас производятся. В основе он был рассчитан на сибирское зерно и на северо-восточные провинции Китая, чтобы их объем переваливать через наш терминал и затем морском путем в южные провинции транспортировать. Планировалось, что этот терминал будет работать, в том числе, для Китая и зарабатывать на этом деньги. Годовой объем перевалки по проекту должен был стать 12 млн тонн. Но, к сожалению, проект заморожен, по крайней мере, на ближайшие два года.

Сегодня планируются, как минимум, три небольших терминала. У нас есть транспортные компании, которые уже перевалку делали через контейнер. Это трудоемко и не совсем правильно, потому что отход большой. Поэтому на сегодняшний день проектируется во Владивостоке две точки под перевалку, подготовлен уже один склад. Пока это склады напольного хранения. Но проект сделан на устройство здесь складских помещений типа банок силосных. И я думаю, со следующего года начнется уже стройка. Плюс, в районе Находки есть проект строительства терминала, но он пока под вопросом. Кроме того, быстро сборочный перевалочный пункт, опять же в районе Зарубино, так как там незамерзающий порт, планируется китайской компанией «Легенд Агро». Они ставят там к ноябрю оборудование по перевалке зерна. А в целом по краю инфраструктура по приемке и хранению зерна существенно улучшилась потому, что введены новые мощности во многих хозяйствах.

- В этом году свиноводство края понесло огромные потери - у нас было уничтожено все поголовье в двух крупных свинокомплексах из-за эпизоотии ящура. Когда производство будет восстановлено?

- К сожалению, те расследования, которые были проведены по поводу распространения ящура в Приморье в январе этого года, не дали ответа на вопрос об источнике его возникновения. Понятно, что это было заражение, но ряд недостатков в биологической защите свинокомплексов в ходе расследования был выявлен. Человеческий фактор, в первую очередь, влияет на эти процессы. На сегодняшний день мы начинаем запускать производства. Будет завезено племенное поголовье на свинокомплекс компании «Мерси Трейд». В ближайшие пять месяцев произойдет частичное восстановление поголовья. С ноября начнется плановый завоз, и в течение полугода продолжится, на свинокомплекс компании «Русагро». Сначала будут завезены племенные животные на племферму, потом остальные для того, чтобы заселить свинокомплексы. Понятно, что 2020 год уйдет на восстановление поголовья, а с 2021 года мы начнем себя обеспечивать свининой в полном объеме.

- В этом году прекратила производство некогда самая крупная на Дальнем Востоке птицефабрика. Что происходит в птицеводстве?

- В птицеводстве сложнее ситуация. Если в свиноводстве понятна причина произошедшего, и ситуацию как-то можно регулировать, мы следим за процессом, и инвесторы, которые реализуют эти проекты, то в птицеводстве есть проблема другого свойства – она связана с имущественным комплексом. Для того, чтобы зашел инвестор на бывшую птицефабрику «Михайловский бройлер», а он есть, готовый запустить производство, обеспечить тех людей, которые были сокращены, рабочими местами, восстановить все, причем быстро, он должен выкупить имущество. Но, к сожалению, из-за того, что у бывших собственников «Михайловского бройлера» есть проблемы в плане уголовных дел по «Звезде», и как залог было арестовано имущество птицефабрики, этот инвестор не может его купить, пока не пройдет суд, и не решиться вопрос, связанный с возвратностью средств из федерального бюджета.

Мы пытаемся решить этот вопрос на уровне Следственного комитета. Если бы удалось хотя бы часть имущества высвободить, то мы могли бы запустить процесс восстановления поголовья: инкубатор, часть птичников. Это обязательно надо сделать в ближайшие два месяца, потому что имущественный комплекс сохранен, вся инженерная инфраструктура работает, но если в зиму он войдет без нагрузки, то мы полностью его потеряем. Будет разморожена система отопления, и восстанавливать производство будет уже сложнее, так как затраты на это значительно возрастут. И, скорее всего, не готовы будут инвесторы вкладываться в это имущество. Им тогда будет проще с нуля в другом месте строить птицефабрику современную.

- Но у нас и яичное производство тоже оказалось не в лучшем положении в этом году.

- Крупные предприятия попадают в состояния банкротства не в один миг, если это не связано с особо опасным инфекционным заболеванием поголовья. Ввиду того, что в Приморье были стихийные года, на сою, как основной белковый корм, поднялись цены. Провал в экономике птицефабрик произошел, наверное, еще и потому, что в птицеводстве в целом по России началось перепроизводство. Цена на оптовом рынке на птицеводческую продукцию упала. Эти процессы на наших крупных птицеводческих предприятиях шли постепенно в течение трех - четырех лет. И вот, к сожалению, пришли сегодня к тому, что и «Птицефабрика Уссурийская» находится в процедуре оздоровления. Есть основания говорить, что ситуация выправляется, думаю, в ближайшие три-четыре месяца будет заключено мировое соглашение, и предприятие начнет понемногу восстанавливаться.

- Почему молочное животноводство, по большому счету, стоит на месте? У нас по-прежнему, как и десять лет назад, мало молока от местных ферм.

- Сельхозперепись 2016 года показала, как сильно сократилось поголовье в личных подсобных хозяйствах. Каждый год у нас животноводческие предприятия закрывались, и сейчас это продолжается - ФГУП «Дальневосточное» на данный момент находится в процедуре наблюдения. В связи с этим, поголовье по предприятиям сократилось. Те темпы роста поголовья, которые наращивают местные инвестиционные компании, такие как «Грин Агро», «Раковское», к сожалению, не поспевают за процессом. Мы уровень держим, субсидируем, и они развиваются, ведь в проекты молочного животноводства с окупаемостью 13 – 14 лет без господдержки ни один бизнесмен бы не вкладывался. Поэтому мы прекрасно понимаем, что без поддержки молочного животноводства отрасль не восстановим.

Местные фермы закрываются по двум причинам: устаревшая материально-техническая база. Они все работают на фермах, построенных в 70-е годы, и к реконструкции или капремонту не готовы финансово. Вторая причина - в животноводстве недостаточно кадров. Молодежь на животноводческие фермы не пришла, а те, кто там есть, подошли к предельному возрасту. Для того, чтобы зарплата была стабильной и высокой и привлекала молодежь, должна быть высокая доходность молочного производства. А с этим проблемы.

- Пару лет назад был подписан на ВЭФе проект с вьетнамской компанией. Никаких реальных движений нет в этом направлении?

- Вьетнамской компании TH Group передано 13 тыс. гектаров в Яковлевском районе на первом этапе. Это земельные участки, требующие мелиорации. Инвесторы делают расчеты, смотрят, какую технологию можно использовать в этих условиях, а исходя из них, решают, какая техника нужна. Они поменяли концепцию. Раньше речь шла о трех комплексах, сегодня большой пятитысячник планируют построить. Но их пока здесь нет, не открыт даже офис, который бы занимался подготовкой и реализацией проекта. Тут же вопрос еще в чем? Чтобы заниматься чем-то, нужно иметь кадры. А на тех землях уже 20 лет нет производства. Кадры нужно готовить заранее.

ВОПРОС РЕБРОМ

- В каждой сельскохозяйственной подотрасли, о которой мы говорим, - кадровый провал. Но у нас регулярно отчитываются о привлеченных инвестициях в территории опережающего развития и Свободный порт Владивосток и называют, как много рабочих мест будет создано. А работать некому. Может быть поэтому наши сельхозпроизводители не спешат стать резидентами? Насколько для них ТОРы и СПВ оказались эффективными инструментами?

- Эти два инструмента были созданы для привлечения инвестиций в новые производства. Но сельхотоваропроизводители не имеют свободных средств для того, чтобы инвестировать в новое производство. Эти инструменты не для поддержки старых производств со сменой вывески. В сельском хозяйстве они кардинально поменяли бы ситуацию, если были бы быстрореализуемые новые проекты. Тогда в целом по отрасли началось бы движение. Но так как сегодня зашли в основном крупные животноводческие проекты, требующие многомиллиардных капиталовложений, то только когда они стартуют, можно ждать увеличения объемов производства свинины. Мы себя-то быстро обеспечим. Дальнейшее движение нужно в части решения ветеринарных вопросов, связанных с ящуром, африканской чумой. Китай в течение этого года 50% поголовья уничтожит из-за африканской чумы, чтобы не допустить ее распространения. И за счет этого на северо-востоке Китая уже с середины следующего года будет ощущаться большой недостаток мяса. Если мы решим все вопросы, то это наш перспективный рынок. Ведь мясо – это уже не сырье. Можно было бы в этом случае и притормозить сырьевой экспорт, а увеличить экспорт готового продукта с добавочной стоимостью, что пошло бы плюсом в экономику Приморского края.

КСТАТИ

Приморцев зовут в поле

Опытные посевы и передовую сельхозтехнику представят на Приморском дне поля. Мероприятие пройдет в селе Первомайское Михайловского района 22 августа. Как сообщили в департаменте сельского хозяйства и продовольствия Приморья, в этот день в поле соберутся сельхозпроизводители, эксперты, представители науки со всего края.

«Им будут продемонстрированы опытные посевы сои, кукурузы и рапса, а также новинки сельскохозяйственной техники. Участники мероприятия поделятся опытом друг с другом», - уточнили специалисты.

На верхнем фото: Директор департамента сельского хозяйства и продовольствия Андрей Бронц: «По линии департамента мы предусмотрели меры поддержки по субсидированию затрат на приобретение техники, которая заменяет ручной труд на механизированный».

Фото из архива

Елена АБАШЕВА. Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Маск испытал предназначенную для спасения детей из пещеры в Таиланде подлодку Тимберлейк порадовал фанатов новой песней Гарант опять залил глаза: Петр Порошенко не заметил ошибки в слове Украина Анекдоты дня 26 июня В Греции разбился вертолет: есть погибшие

Лента публикаций