"Магия огня и металла очень притягательна"

Корреспондент «Золотого Рога» пообщался с владивостокским кузнецом

Николай ТИТУХ трудится кузнецом пятого разряда на молотах и прессах АО «Центр судоремонта «Дальзавод» с 1977 года. Сразу же после службы на флоте он пришел сюда работать подручным, а через пять лет стал кузнецом третьего разряда.

На заводе любят рассказывать историю, как при работе кусочек металла откололся и вошел ему в грудь, рядом с сердцем. Но об этом ниже. «Золотому Рогу» он с удовольствием поведал о трудностях своей работы, знаках отличия кузнецов в советское время и объяснил, какие качества необходимы молодым специалистам.

Досье "Золотого Рога": Кузнечно-литейный цех - один из старейших на «Дальзаводе». Литейный цех возник еще в конце XIX века, а следом был пущен в эксплуатацию и кузнечный цех. Его задачи изначально были оборонными - здесь изготавливали гранаты, автоматы и другое оружие. После окончания войны цех вместе с другими подразделениями завода занялся судоремонтом и судостроения. В свое время коллектив литейного цеха «Дальзавода» отливал памятники по моделям скульптора Эдуарда БАРСЕГОВА, которые украшают Владивосток: Кириллу и Мефодию, Пушкину, а также памятник Осипу Мандельшаму по моделям другого скульптора Валерия НЕНАЖИВИНА, отдельные фрагменты памятника пограничникам, бронзовые плиты у мемориала ПЛ С-56 и многое другое.

- Николай Федорович, сложно ли было осваивать эту профессию?

- Осваивать профессию кузнеца надо всю жизнь, тем более, в таком деле, как военный судоремонт. На завод поступают разные корабли, поэтому отличаются марки стали, их свойства, а соответственно - и подход: нагрев и типы ковки, температуры и условия охлаждения. В советское время мы и для гражданской промышленности ковали разные изделия: топоры, рельсы, цепи.

- С какими трудностями вы сталкивались в этой работе?

- Первые годы эта работа физически сложна. Ты молод, организм еще не так подготовлен, и если весь день «катать кольца», то мышцы просто отнимаются. Нужно иметь отменное здоровье, чтобы находиться несколько часов рядом с печью, нагретой до большой температуры, в облаках пара, да еще и поворачивать деталь стальными клещами. Потом привыкаешь, втягиваешься. Тогда еще не было манипуляторов, которые облегчают физический труд, все делали вручную. Определенная сложность еще возникала из-за того, что работали в три смены. Первая смена - с восьми утра до четырех часов дня, вторая - до двенадцати ночи, третья смена длилась с 23:45 до 07:45. В последнюю смену спать хотелось невероятно.

- Что первое вам доверили ковать?

- Строительные скобы и ножи. Это была самая простая работа.

- Ковали ли вы что-нибудь для себя?

- Раньше ковали, сейчас этого не делаем, потому что надобность в этом отпала - все есть в магазинах. Тяпку ковал, ломик, гвоздодер…

- Раньше у некоторых работников завода были свои знаки качества на изделиях, которые они создавали. Таким образом можно было сказать, что за каждое изделие работник поручился. Была ли такая практика у кузнецов?

- Требования к качеству изделий в нашем цеху были и остаются очень высокими. Изготовленная на месте деталь должна быть безупречна, ведь от нее зависят надежность и боеспособность корабля в море. Поэтому за качеством работы в кузнечном цеху следит отдел технического контроля: проверяют каждую деталь. В СССР система контроля дополнялась еще оценками - три, четыре и пять. Если ты получал «четверку», то добавляли к зарплате пять процентов премии, если «пятерку», то десять. У всех были дневники социалистического соревнования, мастер вел выполнение плана, записывал результаты каждого месяца. Раз в пятилетку подводились итоги, по которым присваивали премии или звание ударника труда. Количество грамот, которые я получил за успехи в работе, сложно сосчитать. Ну и звание ударника одной из пятилеток у меня тоже есть.

- Какие особые качества и навыки нужны человеку, который хочет стать кузнецом?

- Прежде всего, внимательность и стремление учиться. Без настоящего, глубинного желания изучить эту профессию долго продержаться не получится. В этой профессии постоянно надо учиться, не просто ковать из года в год одно и то же. Мастера фигурной ковки экспериментируют в художественном плане, мы же изучаем новые технологии. Начинающим кузнецам, хоть таких я знаю буквально пару человек, могу посоветовать, чтобы ценили свою работу и не надеялись, что будет легко. Будет работать - научится всему, будет зарабатывать, обеспечивать семью и сам радоваться такой работе. Необходимо искренне любить эту интересную профессию.

- Как вы считаете, у металла есть душа?

- Конечно же! Когда у него нет «настроения», его нагреешь, а он рассыпается. Недогрел - может лопнуть. Работать с металлом надо обязательно с желанием, он ошибок не прощает. Какую-то марку металла можно отковать и просто отложить охлаждаться, какую-то - положено охлаждать в теплых ящиках, потому что при быстром охлаждении у него меняется структура, появляются микротрещины, а это уже брак.

- На каком оборудовании вы работаете?

- В кузнечно-литейном цеху установлены редкие виды оборудования, и коллектив цеха способен вести на нем различные виды работ, в том числе и ковку. По сути - это кузнечная работа, когда заготовка нагревается, и молотом ей придается нужная форма, а затем деталь обрабатывают механически. У нас на заводе установлены самые большие молоты на Дальнем Востоке: трехтонный и пятитонный. Я знаю, что до Урала такого оборудования больше нет. Проект кузницы с таким оборудованием отличается от обычного. Под самим молотом должна быть специальная подушка из деревянных брусьев, которая забита глиной, чтобы сократить вибрации, иначе молот может просто провалиться.

- Какие этапы работы включает в себя кузнечное ремесло?

- Мастер выдает тебе эскизы, смотришь, какой металл нужен. Отрезаешь заготовку, нагреваешь до определенной температуры и приступаешь к работе. Есть особо сложные случаи, когда необходимо начинать ковку куска металла, который нагрет, например, до 1150 градусов, а окончить ковку, когда температура станет не выше 750. То есть ты куешь, переворачиваешь, куешь - процесс может быть очень долгим, металл остывает медленно. Но если что-то нарушить в технологии, деталь лопнет.

- На ваш взгляд, промышленная ковка вообще и профессия кузнеца исчезает? Способны ли здесь заместить ручной труд машины?

- Работа в основном ручная, и ее особенность в том, что каждый заказ единичный. Судоремонт - не конвейерное производство. Поэтому если какому-то цеху завода требуется деталь, которую невозможно купить - а это случается нередко из-за особенностей разных кораблей, то ее изготавливают с «нуля» в кузнечно-литейном цеху. Это могут быть самые разные детали, которые отличаются масштабом: от нестандартных болтов маленького размера до многопрофильной стальной детали весом в тонну.

- Какие у вас профессиональные планы на будущее?

- Работать пока работается. Я не представляю свою жизнь без кузницы, ведь магия огня и металла очень притягательна. Да, труд тяжелый, однако это - настоящая мужская работа.

ВОПРОС РЕБРОМ

- Расскажите историю как металл ударил вас в сердце?

- Существуют некоторые «вредные» металлы, с которыми довольно сложно работать, и во время обсечения их кусочки могут разлетаться на очень большое расстояние. Так было и в моем случае - подручный стал деталь обсекать, а осколок пролетел как пуля метров десять и попал прямо мне в грудь. Рану зашили, конечно, и металл из груди извлекли.

На фото: Кузнец Николай Титух: «Раньше ковали много чего, сейчас все есть в магазинах…».

Фото предоставлено пресс-службой АО «Центр судоремонта «Дальзавод».

Диана БЕЛАЯ. Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На здании мэрии Парижа вывесили фото Сенцова Медики рассказали, как улучшить работу мозга без лекарств Китай и США меряются мускулами в Тихом океане В США суточный прирост коронавируса превысил 200 тысяч Гутерреш назвал отношения между Россией, Китаем и США дисфункциональными

Лента публикаций