Китай построит крупнейшую биолабораторию близ границы с Приморьем

Китай построит крупнейшую биолабораторию близ границы с Приморьем

Она займется зоонозными инфекциями, к которым относится и коронавирус, вызвавший нынешнюю пандемию

Семь лабораторий, имеющих право работать с самыми опасными патогенами, будут построены в Китае до 2026 года. Об этом говорится в национальной программе КНР по обеспечению биобезопасности.

Сейчас официально в стране такая одна — Уханьская, она станет флагманским научным центром, обеспечивая международное сотрудничество, в частности с ВОЗ. Остальные лаборатории разделят области исследований. Например, та, что расположится рядом с российской границей в районе Харбина, займется зоонозными инфекциями, к которым относится и коронавирус, вызвавший нынешнюю пандемию. Об этом пишут «Известия».

Уханьский синдром

Доктор Чжимин Юань, заместитель директора Уханьского института вирусологии Китайской академии наук, опубликовал научную статью с описанием национальной программы Китая по созданию биолабораторий самого высокого уровня защиты — BSL-4. В них можно работать с наиболее опасными патогенами. Сегодня в стране такая одна, в Ухане. До 2026 года в разных областях Китая планируют построить еще 5–7 лабораторий, подобных Уханьской. Программа создана в связи с тем, что китайские регионы всё чаще сталкиваются со смертельными инфекционными заболеваниями.

Одну из лабораторий возведут в районе Харбина, там сосредоточатся на исследованиях заболеваний, передающихся от животных к человеку. В юго-западном Китае (провинция Юньнань) создадут центр биологической безопасности, который займется экспериментами по инфицированию нечеловеческих приматов (все приматы, кроме человека. — «Известия»). На севере страны Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний создаст лабораторию ​​высокого уровня защиты для борьбы с инфекционными заболеваниями и их профилактикой. После этого, как написано в статье, будет рассмотрено строительство других объектов максимального биоконтроля на юге, востоке и северо-западе Китая в соответствии с внутренними и международными требованиями.

«Специальные исследовательские сооружения будут также построены в институтах, работающих в специальных областях (глубоководные, космические, полярные и другие специальные среды)», — пишет Чжимин Юань.

Что касается флагмана этой работы — Уханьской национальной лаборатории биобезопасности, расположенной в провинции Хубэй (центральный Китай), то она будет продолжать исследования высокопатогенных микроорганизмов, а также осуществлять функции международного сотрудничества, в частности принимать делегации ВОЗ.

Раньше около Пекина существовал еще один исследовательский биоцентр, однако там случилось несколько аварий, поэтому правительство решило построить более защищенный объект, пояснил «Известиям» заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук НГУ, член-корреспондент РАН Сергей Нетесов.

— Уханьская лаборатория уровня BSL-4 была введена в строй в 2016 году, но было ясно, что стране нужно еще несколько таких центров из-за наличия очагов чумы в прилегающих к Монголии провинциях, а также из-за эпидемий, периодически вызываемых вирусами денге, клещевого энцефалита, японского энцефалита и ряда опасных болезней животных, в частности ящура, — поделился своими размышлениями эксперт.

Рядом с Харбином

Именно поэтому страна не жалеет средств на оснащение новых исследовательских центров. Одним из таких высокотехнологичных объектов станет харбинская лаборатория, которую решили построить недалеко от российской границы: с пониженным давлением в «заразных зонах» (чтобы загрязненный воздух не попадал в соседние помещения. — «Известия»), особой системой кондиционирования, фильтрации воздуха и дезинфекции отходов. Ее деятельность будет курировать Китайская академия сельскохозяйственных наук. На базе этого учреждения, согласно статье Чжимин Юаня, создадут комплексный исследовательский центр по важным зоонозным инфекционным заболеваниям животных. К ним относится и новый коронавирус, вызвавший нынешнюю пандемию.

— Харбин — это центр провинции Хэйлуньцзян, где расположено много природных очагов вируса клещевого энцефалита, вируса ящура и чумы, — сообщил «Известиям» Сергей Нетесов. — Так что расположение подобной лаборатории в Харбине логично и оправдано. Для Китая сейчас важно более интенсивно и в современных условиях разрабатывать методы диагностики и борьбы с природно-очаговыми инфекциями, встречающимися на его территории. А также предотвращать заносы этих инфекций из соседних стран.

По словам профессора Нетесова, на российской стороне также есть лаборатория, соответствующая как минимум третьему уровню безопасности (BSL-3), она расположена в Хабаровске.

— Там уже десятки лет работает российская противочумная станция, — рассказал эксперт. — И поскольку ее существование оправдано наличием на территории Хабаровского края нескольких природных очагов опасных инфекций, то ее работа не вызывала и не вызывает каких-либо вопросов с китайской стороны.

Впрочем, факт строительства одной из лабораторий недалеко от российско-китайской границы кажется тревожным только неспециалистам.

— Интуитивно кажется, что чем дальше подобная лаборатория от территории Российской Федерации, тем меньше вероятность возникновения у нас чрезвычайной ситуации, — прокомментировал ведущий научный сотрудник, заместитель заведующего лабораторией анализа показателей здоровья населения и цифровизации здравоохранения МФТИ (вуз — участник проекта повышения конкурентоспособности образования «5-100») Станислав Отставнов. — В идеале хорошо бы построить такую лабораторию в чистом поле среди скал на далекой планете. Однако если взять ситуацию с нынешней пандемией, то она довольно показательна. Ухань не граничит с Россией, меры на границах с Китаем российские власти приняли еще в январе, но тем не менее коронавирус стал непрошеным гостем и в нашей стране. Еще дальше Ухань от Южной Африки, Бразилии, США.

Рискованные эксперименты по созданию инфекционных клонов в китайском Ухане продолжались, несмотря на мораторий

Самые опасные

BSL-4 расшифровывается, как 4-й (в Китае самый высокий) уровень биологической безопасности (biosafety level). Это набор мер предосторожностей, необходимый для надежной изоляции опасных патогенов в лабораторных условиях. Для того чтобы особо заразные вирусы и бактерии не «убежали» из пробирок, написаны тома правил работы в таких учреждениях.

Внешне это многоуровневые инженерные чудо-сооружения, полностью герметичные со всех сторон. Меры предосторожности в них включают сложные системы фильтрации воздушных потоков, пониженное давление в «заразных зонах», мебель и приборы без швов и шершавых поверхностей, герметичные контейнеры. Покидающие лабораторный корпус материалы должны быть дезактивированы путем прохождения через автоклав или резервуар с дезинфицирующим средством. Все работы персонал выполняет в костюмах с избыточным давлением (в случае повреждения костюма загрязненный воздух не попадет внутрь. — «Известия»). Чтобы выйти из лаборатории BSL-4, сотрудники должны пройти химический душ для дезактивации, затем комнату для снятия костюма с избыточным давлением, а потом принять личный душ.

В таких лабораториях изучают патогены, которые могут вызвать смертельные заболевания. Например, вирусы Марбург и Эбола, вирусы Хендры и оспы. Также в такие учреждения привозят грунт с других планет, ведь потенциально он может быть чем-то заражен.

В 1993 году ВОЗ издала рекомендации по биобезопасности, и ведущие страны мира начали приводить свои институты и лаборатории, где проводились диагностика и изучение встречающихся на их территориях опасных патогенов, в соответствие с ними. Такие лаборатории были либо усовершенствованы, либо построены заново во Франции, Великобритании, Германии, Норвегии, Швеции, Швейцарии, США, Канаде, некоторых странах Африки. Они есть и в России: в Москве, Новосибирске, Саратове, Кирове и ряде других городов.

Щит и меч

— Естественно, подобные лаборатории таят в себе потенциальную опасность, — отметил Станислав Отставнов. — Более того, не будем отрицать, что многие функционирующие сегодня учреждения, занимающиеся биологической угрозой, в эпоху холодной войны создавались в первую очередь не как щит, а как меч.

Задать вопросы как о назначении лабораторий, так и о том, сколько на данный момент их существует в Китае, «Известиям» не удалось. Заместитель директора Уханьского института вирусологии Чжимин Юань не ответил на запрос газеты. В посольстве КНР в России «Известиям» сказали, что не имеют соответствующей информации о лабораториях BSL-4, поэтому не могут ответить на вопросы журналистов.

Однако руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков, имеющий опыт сотрудничества с китайскими учеными, в разговоре с «Известиями» заметил, что, по его субъективной оценке, китайцы могли уже выполнить заявленное.

— Когда в 2019 году я общался с руководством CDC Китая (Chinese Center for Disease Control and Prevention — Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний. — «Известия»), я понял, что Уханьская лаборатория в стране далеко не единственная. По моим ощущениям, их там даже больше, чем заявлено в статье. Но никаких точных данных по этому поводу у меня нет, — сказал эксперт.

По словам Павла Волчкова, понятно, что в КНР активно строят новые исследовательские центры, формируют научные коллективы и если еще не перегнали США по уровню развития науки в этом направлении, то это произойдет в ближайшее время.

По реакции на пандемию COVID-19 и пониманию того, с чем столкнулось человечество в виде нового коронавируса, эффективности сдерживания инфекции также видно, что Китай в этой области впереди планеты всей, добавил специалист.

Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Instagram анонсировали новую функцию Американские ученые заявили, что создали лекарство от коронавируса В Раде озвучили имена глав парламентских комитетов Саакашвили: Порошенко готов потратить 400 миллионов долларов на скупку голосов США оказывают помощь лайнерам с больными COVID-19, сообщил Трамп

Лента публикаций