Как режим контроля над вооружениями оказался на грани коллапса

27.12.2019 5:35

Для режимов контроля над вооружениями — ядерными и обычными — уходящий год был плохим. Развалился российско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), под вопросом судьба многостороннего Договора по открытому небу. Решающим станет 2020 год: если США не откликнутся на призыв России о продлении Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), то, по словам президента РФ Владимира Путина, «вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений».

Подписанный в 1987 году СССР и США договор, впервые постановивший ликвидировать целый класс вооружений (ракеты средней и меньшей дальности, то есть от 500 км до 5,5 тыс. км), 2 августа этого года прекратил свое существование. Американцы вышли из него под предлогом создания Россией запрещенной ракеты (крылатой ракеты наземного базирования 9М729, якобы испытанной на дальность более 2 тыс. км). В то же время они не скрывали, что есть еще одна значимая причина их нежелания оставаться в договоре: наличие большого числа таких ракет у Китая, который никакими ограничениями не связан. Уже через две недели после коллапса ДРСМД США испытали крылатую ракету средней дальности, а еще через три месяца и баллистическую.

Впрочем, пока не очень понятно, какие именно вооружения американские власти будут создавать и где развертывать. С одной стороны, представители Пентагона говорят, что ранее запрещенные ракеты нужны США в Азии (то есть в Южной Корее и Японии). С другой стороны, подготовленный Конгрессом и одобренный президентом на прошлой неделе оборонный бюджет страны запрещает выделять средства на закупку подобных вооружений, пока законодателям не будут подробно объяснены преимущества новых ракет и показаны варианты их размещения в Европе. А главное — пока власти не проведут консультации с европейскими союзниками. С этим могут возникнуть проблемы. Союзники по НАТО, хоть публично и поддержали версию США о нарушении ДРСМД с российской стороны, на размещение у себя новых ракет вряд ли согласятся, тем более если они будут в ядерном оснащении. Это сразу сделало бы их мишенью для российских ядерных сил и почти наверняка вызвало бы массовые протесты со стороны населения, как было в 1990-е. Впрочем, ожидать, что Европа в этом вопросе выступит единым фронтом, не приходится. Власти Польши, к примеру, уже дали понять, что готовы рассмотреть вопрос о развертывании новых ракет.

Российские власти категорически отрицают, что 9М729 нарушала Договор о РСМД. В Москве убеждены, что Вашингтон просто не хотел быть связанным какими-либо ограничениями в этой сфере, в то время как у Пекина никаких обязательств нет. В то же время российские представители говорят, что произведенные США вскоре после развала договора пуски подтверждают то, на что Москва указывала многие годы. Во-первых, что пусковые установки Mk-41 могут быть использованы не только для запуска ракет-перехватчиков, но и для пусков крылатых ракет наземного базирования BGM-109 Tomahawk. А во-вторых, что из элементов мишеней для систем противоракетной обороны можно легко собрать ракету меньшей или средней дальности. Во время существования договора американцы эти российские претензии даже обсуждать не хотели, считая их несущественными.

Президент РФ Владимир Путин предложил ввести мораторий на размещение ранее запрещенных ракет в Европе и Азии и дал понять, что российская сторона готова обсудить необходимые меры верификации. Но в НАТО эту инициативу назвали «бессмысленной»: члены Североатлантического альянса утверждают, что 9М729 уже развернута на европейской части России, а значит, она сама уже сделала то, что призывает не делать других. Не помогла и готовность Москвы к транспарентности. Единственным, кто изъявил готовность и желание хотя бы обсудить идею Владимира Путина, оказался президент Франции Эмманюэль Макрон, которого идея с верификационными мерами заинтересовала.

Стоит ожидать, что в наступающем году эта тема станет одной из ключевых составляющих отношений России и Франции или даже России и Европы в целом.

Но основное внимание в наступающем году будет приковано к российско-американскому Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Срок действия этого подписанного в 2010 году соглашения истекает 5 февраля 2021 года. Но договор может быть легко продлен еще на пять лет. Для этого, по сути, нужна лишь политическая воля глав обоих государств. Владимир Путин уже неоднократно заявлял о готовности в любую минуту и без предусловий подписаться под соответствующим документом, однако его американский коллега Дональд Трамп свое отношение к договору еще не обозначил.

Напомним, в рамках СНВ-3 Россия и США договорились, что их арсеналы не будут превышать определенные потолки: 1550 развернутых боеголовок и 700 носителей (межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков). При этом Россия заявила о готовности включить в договор свои новейшие вооружения — «Сармат» (межконтинентальная баллистическая ракета) и «Авангард» (гиперзвуковой планирующий боевой блок). Последний был в конце года впервые продемонстрирован американцам. В ходе недавней пресс-конференции Владимир Путин сказал, что, если СНВ-3 не продлить, «вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений».

США, однако, и сюда привнесли китайский фактор. Дональд Трамп весной заявил о необходимости подключения Пекина к российско-американскому договору. Правда, в Пекине ожидаемо заявили, что не намерены сейчас брать на себя никаких ограничений: китайский арсенал несоизмерим с ядерным потенциалом России и США, которые совокупно обладают более 90% ядерных вооружений. С учетом этого дисбаланса непонятно, чем США рассчитывают мотивировать Китай.

Как в итоге все сложится, сегодня предсказать невозможно, но ясно одно: эта тема будет одной из важнейших в наступающем году.

Ситуация в сфере контроля над обычными вооружениями тоже непростая. “Ъ” неоднократно писал, что США рассматривают возможность выхода из Договора по открытому небу, позволяющего 34 странам осуществлять разведывательные полеты над территориями друг друга. Критики этого соглашения в Вашингтоне утверждают, что Россия им злоупотребляет, неправомерно ограничивая полеты над своей территорией и получая больше информации о США, чем предусмотрено договором. Москва эти обвинения отвергает, полагая, что Вашингтон лишь хочет избавиться еще от одного документа, накладывающего на США обязательства. По данным американских СМИ, решение о том, выходить из Договора по открытому небу или нет, Белый дом примет до конца января. Если США покинут договор, сохранить его будет крайне непросто.

Впрочем, и на официальном, и на экспертном уровнях в этом году все чаще говорили о том, что трансформация сложившегося за последние десятилетия режима контроля над вооружениями неминуема, поскольку появились совершенно новые виды вооружений и новые угрозы. В недавнем интервью “Ъ” заместитель генсека ООН по вопросам разоружения Идзуми Накамицу призвала «начать думать над тем, какими должны быть элементы новой системы» глобальной безопасности, и подчеркнула: «Пока мы над этим думаем, нам надо сохранить то, что у нас есть». Удастся ли сохранить хоть что-то, решится в 2020 году.

Елена Черненко

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Российские военные провели патрулирование в двух провинциях в Сирии ВОЗ: Второй год пандемии может оказаться смертоноснее первого Продаем русофобию, дорого: новая удивительная инициатива Украины В Киеве заговорили об отмене ЕС антироссийских санкций Паника в Киеве: майданщики боятся, что Америка сольет Украину России

Лента публикаций