Доктор для души

Доктор для души

Краевая психиатрическая больница в четвертый раз стала победителем всероссийского конкурса «За подвижничество в области душевного здоровья»

Приморские врачи-психиатры по итогам 2018 года отмечены в номинации «Психопросвещение» за проведение широкомасштабной информационной кампании по освещению проблем психического здоровья.

Главный врач Краевой клинической психиатрической больницы Максим АРТАМОНОВ рассказал о том, как понять когда обращаться к психиатру, почему не стоит доверять всем психологическим статьям в интернете, и почему в большинстве случаев пациентам учет не грозит.

- Максим Николаевич, расскажите пожалуйста, сколько людей в Приморском крае страдает психическими заболеваниями? Существуют ли региональные особенности заболеваний?

- Заболевания никак не связаны с территорией проживания. Важно помнить, что мы видим только верхушку айсберга. К нам на учет попадают те, кто имеет расстройства и представляет опасность для себя или окружающих. Есть ведь и те, кто страдает заболеванием, но в столь незначительной форме, что и сам не осознает этого. Мы не знаем истинную глубину этой проблемы, потому что сталкиваемся только с самыми активными и яркими примерами.

- Как понять, что настало время идти к психиатру?

- У нас в стране есть психиатры, психотерапевты и психологи. Психиатр – это доктор, который занимается лечением и профилактикой психических заболеваний, и выполняет весь комплекс мероприятий, который необходим для оздоровления индивидуума. Психотерапия – это узкая направленность психиатрии. Психотерапевт лечит, в основном, психотерапевтическими методами, но не лекарственными. Психолог изучает жизненный путь гражданина и дает ему советы. Он не занимается лечением. Клинические психологи, в основном, работают в паре с врачами.

Когда обращаться к врачу, каждый решает сам. Есть расстройства, которые носят характер пограничных, когда люди понимают, что у них есть иррациональные страхи и фобии, чувствуют ухудшение самочувствия. Люди не ассоциируют эти симптомы с психическим здоровьем, начинают заниматься самолечением, принимать снотворное и обезболивающее. Все считают, что обращаться к психиатру надо тогда, когда начались галлюцинации. Но те, кто страдает психозом, вовсе не считают себя больными. Критика появляется только в процессе лечения. После долгих походов по магам, терапевтам, гипнотизерам и невропатологам, человек приходит в диспансер.

- Есть ли связь между выбором профессии и предрасположенностью к психическим заболеваниям?

- Никакой. Почему-то люди считают: раз ты работаешь с душевнобольными, то обязательно станешь таким сам, хотя никто не думает, что травматолог обязательно сломает ногу. Существуют профессии, где, в силу стресса, могут обостряться личностные характеристики человека, но они скорее пограничные. Сложно заболеть психозом, чем бы ты ни занимался. Истинные причины психических заболеваний для нас – тайна за семью печатями. Мы можем только предполагать, что служило причиной. Но для нас важна не причина, а сама болезнь. Убрать спусковой крючок и ждать излечения – не выход. Сейчас синтетические наркотики стали хорошим спусковым крючком для развития душевных заболеваний. Человек может однократно употребить эти препараты и стать постоянным гостем психиатрической клиники. У него развивается психоз, и обратной дороги нет.

- Откуда появилось такое количество детей - ментальных инвалидов? Или мы просто раньше не уделяли должного внимания этой проблеме?

- Если мы говорим про аутизм, то это, скорее, о названии. Все его ищут, а среди взрослых людей аутистов очень мало. Не надо путать голливудское кино и реальную жизнь. В Голливуде в свое время было модно снимать кино про шизофрению, когда люди видят невероятнейшие галлюцинации, бьются головами о стены и излечиваются, затем стало модно снимать про аутизм. Хорошая работа по медицинской, педагогической и социальной части, и ребенок станет обычным членом общества.

Однако доля аутистов и правда стала выше. Главный внештатный врач-психиатр Министерства здравоохранения РФ Зураб Кекелидзе сказал, что все достижения акушерства и гинекологии становятся проблемой психиатрии и неврологии. ЭКО – одна из причин резкого роста числа заболеваний у детей. Отсутствие природного отбора – это другая сторона гуманности. Мы пытаемся возложить на себя функцию Бога, а это плохо заканчивается.

- Часто ли к вам привозят преступников, которые изображают психические расстройства?

- Для симуляции сумасшествия надо иметь много ума. К счастью, преступники редко обладают таким уровнем интеллекта, чтобы имитировать психоз. Если есть сомнения, то назначается экспертиза и дается заключение эксперта.

- СМИ часто упрекают в нагнетании атмосферы в погоне за трафиками. Некоторые считают, что это плохо влияет на впечатлительных людей. Правда ли это?

- Открываем главную страницу Яндекса: «ДНР заявили о бунте украинских военных», «В России запретят пополнять Яндекс.Деньги», «Врачи Навального говорят о возможном отравлении политика». Ничего доброго тут нет, но я не могу сказать, что это является причиной невротизации населения. Читать и смотреть новости – дело добровольное. Главное требование к прессе – достоверность информации, которую она дает людям. Вопрос не в том, что пишут журналисты, а в том, что потом идет в комментариях. Я иногда читаю их, и создается впечатление, что все мои больные взяли в руки смартфоны и вышли в интернет.

- Мы постоянно на связи и получаем огромное количество информации. Влияет ли это на невротизацию общества?

- Нет, не уверен. Влияет, разве что на юных ребят, которые живут в этом цифровом мире. У них пропадают навыки думать и считать. Проводили тестирование: просили студентов первого курса умножить и поделить столбиком. Они не смогли, потому что отвыкли. Когда ты занимаешься чем-то однотипным, то теряется пластичность мозга. Это может в перспективе плохо кончиться.

- Недавно все ставили себе диагноз «депрессия», сейчас в моде «социопатия». Свидетельствует ли желание ставить себе диагнозы о каком-то расстройстве?

- Нет, это все от безделья. В 10.00 он встал, в 12.00 поел, в 14.00 диагностировал себе депрессию. Обычно люди друг другу любят диагнозы ставить. Наступил на ногу в общественном транспорте – идиот, ярко оделся – шизофреник. На такие выпады со стороны близких людей стоит реагировать с улыбкой и доводить ситуацию до абсурда. Говорите «радуйтесь, что я не кусаюсь». Если начнете оправдываться, то на вас начнут наседать еще больше.

- В интернете очень популярно называть любые плохие отношения «абьюзивными», а партнера со скверным характером «манипулятором» и «психопатом». Как понять, что ты живешь с настоящим манипулятором?

- Те, кто манипулирует - не сумасшедшие. Они делают это совершенно осознанно, чтобы добиться какой-то цели: воспитать партнера, прогнуть под себя. Им просто нравится это бытовое чувство власти. Сумасшедшие ведут себя так, что сразу видно некое нарушение: взрываются по любому поводу, устраивают настоящие истерики, неадекватно реагируют на разные вещи.

Такое обилие в инфопространстве психологов-самоучек, психологических статей, написанных неизвестными авторами без образования, не очень хорошо. Эти люди еще берут деньги за курсы обучающие. Они почитали книжки, повыписывали тезисы и оказывают услуги.

- В обществе только недавно начали говорить про пограничные расстройства. Что это такое и как понять, что надо обратиться за помощью?

- Пограничные расстройства характеризуются тем, что у человека есть критика к своему состоянию. Надо идти к врачу-психиатру в свою краевую или городскую больницу, там окажут квалифицированную помощь абсолютно бесплатно. Это невротическое нарушение, которое требует лечения. Через 2-3 недели - уже абсолютно здоровый человек. И не надо никаких прижиганий, иглоукалываний и открывания чакр. На учет с такими расстройствами не ставят. Если человек с расстройством попадает к некомпетентному психологу, то может стать только хуже. Но самый частый итог – худеет ваш кошелек, а результата нет.

- Вы социализируете пациентов, которые прошли лечение. Расскажите об этом.

- Мы занимаемся психобразованием, психопрофилактикой. С пациентами занимаются арт-терапией, тренингами, групповой терапией, они ходят в церковь, то есть мы не отрываем их от социума, ими занимаются. Это серьезно помогает в процессе лечения. У нас проводится школа для родственников пациентов. Семья должна быть готова их принять и не бояться заболевания. Близким людям следует относиться к больному с пониманием, убеждать его принимать поддерживающее лечение. Важно помнить, что пациент сам страдает от своей болезни.

- Нужны ли психиатрам свои психиатры? Среди психологов это почти необходимое условие практики.

- Помощь психиатра может понадобиться только в том случае, если начинается сумасшествие. А стандартное профессиональное выгорание не имеет к этому отношения. Чтобы не выгореть, важно не перетруждаться и уметь вовремя переключаться. Не надо забывать про отдых, про хобби, про обучение. Важно соизмерять свои нагрузки со своими возможностями.

- Вокруг меня много детей, у которых было травмирующее детство. Редко кто может справиться с его последствиями. Что делать таким, уже, выросшим, детям?

- Есть концепция Зигмунда ФРЕЙДА, которая говорит про вытеснение. У человека были проблемы, ему было тяжело и плохо, он их вытеснил, а через 10 лет это вылезло в расстройство. Психоаналитики предлагают пережить катарсис и избавиться от этого. Однако, на мой взгляд, что бы ни было в детстве, заболевание есть сейчас и лечить его надо сейчас.

- Какие планы на будущее у больницы?

- Ждем, когда построят новую больницу и продолжаем работать в обычном режиме. Стараемся сделать жизнь пациентов комфортнее, а условия работы врачей - удобнее.

ВОПРОС РЕБРОМ

- Люди боятся идти к психиатру. Им кажется, что их немедленно поставят на учет и начнут пичкать таблетками или вообще положат в больницу. Как на самом деле обстоят дела?

- Людям свойственно бояться неизведанного. Это базовый инстинкт самосохранения. Если все мы знаем как лечить насморк или ушиб, то в случае с психиатрией можно только предполагать. Предположения основываются на книгах и фильмах, где людей бьют током, все бегают в смирительных рубашках, трясутся. У нас психобразование и психопрофилактика находятся в зачаточном состоянии. Мы не ставим на учет тех, кому там нечего делать. Да, на человека заводят карточку, но так же делает и терапевт. На учет люди попадают обычно после стационара. Если прошло пять лет после последнего обращения, то мы снимаем пациента с учета. Наша задача – лечить больных, а не коллекционировать тех, кто к нам обратился. Может, этот страх – последствия карательной психиатрии, когда якобы хватали всех. Я работаю в этой больнице с 1986 года и не видел здесь ни одного диссидента. Мы можем удерживать человека против его желания только по решению суда. 90% больных находятся в стационаре по своему согласию.

P.S. Чтобы сохранить свое ментальное здоровье, следует заботиться и о здоровье физическом. Научиться вести здоровый образ жизни можно на курсах подготовки инструкторов здорового образа жизни. Главная цель проекта, созданного в рамках госпрограммы «Развитие здравоохранения Приморского края на 2013-2021 годы», это - информирование населения о здоровом образе жизни с профессиональной точки зрения. Записаться на прием можно на сайте.

На фото: Главный врач Краевой клинической психиатрической больницы Максим Артамонов: «Истинные причины психических заболеваний для нас – все еще тайна за семью печатями. Мы можем только предполагать, что служило причиной. Для нас важна не причина, а сама болезнь».

Фото автора

Мария ПУШКАРЕВА. Газета "Золотой Рог", Владивосток.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Украине ввели уголовную ответственность за вывоз леса Боевики обстреляли населенный пункт на Донбассе: пострадала женщина В США будут судить Роуз Макгоуэн, которая подала заявление на Харви Вайнштейна В Киеве предложили использовать в качестве оружия против России язык Под Львовом ядовитые змеи искусали грибников

Лента публикаций