Что происходит в Белоруссии, когда оба кандидата признали другого проигравшим

11.08.2020 12:32

Ситуация в Белоруссии развивается по жесткому сценарию. И действующий президент Александр Лукашенко, и единый кандидат от оппозиции Светлана Тихановская заявили о своей победе и готовности отстаивать ее — так долго, как это потребуется. Это означает, что оппозиция продолжит протесты, а власть будет так же жестко пытаться их подавить. По мнению собеседников “Ъ” в Белоруссии, исход нынешнего кризиса будет во многом зависеть от политических навыков членов оппозиционного штаба как в координации протестов, так и в ведении переговоров. Однако таких навыков у них, судя по всему, нет.

«Вот так люди и исчезают»

Весь понедельник и власти Белоруссии, и оппозиционеры подводили итоги прошедшей ночи, едва ли не самой драматичной в истории страны. Как и предсказывали многие собеседники “Ъ” в Минске, оглашение результатов экзит-полов стало детонатором протеста. У стелы на проспекте Победителей собрались тысячи людей, не признавших официальной оценки, согласно которой Александр Лукашенко вновь получил свыше 80% голосов. Судя по видеозаписям, которые публиковали СМИ и оппозиционные Telegram-каналы, некоторые протестующие вступали в драку с ОМОНом, однако сами силовики действовали крайне жестко — они использовали светошумовые гранаты, слезоточивый газ и резиновые пули. Пострадавших в результате этого было достаточно: по данным МВД, это «более 50 человек» со стороны оппозиции и 39 — со стороны силовиков. Была информация и об одном погибшем, задавленном автозаком. Однако в МВД Белоруссии заявили, что погибших в результате ночных беспорядков нет. Число задержанных в столице достигло 1 тыс. человек. Аналогичные акции прошли и в провинциальных городах: там задержали в общей сложности около 2 тыс. человек.

Представитель правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович рассказал “Ъ”, что на него и на его коллег в понедельник обрушился поток звонков родственников задержанных: «Пропали люди, и никаких списков МВД не составляет. Родственники не знают, куда им бежать и что делать. Есть одна девочка 1996-го года рождения, которая пропала. Возле участка была задержана, она инвалид третьей группы. И я не могу ее найти. Мама плачет. Попадаешь в милицию, и все: никаких адвокатов, никаких звонков. Вот так люди и исчезают». Господин Стефанович рассказал, что административно задержанных лиц в Белоруссии содержат либо в центрах изоляции правонарушителей, либо в изоляторах временного содержания. При этом он опроверг сообщения белорусских Telegram-каналов о том, что некоторых заключенных удерживали в гаражах из-за нехватки мест.

«Мы информацию не подтвердили, и вряд ли это было в реальности. Сейчас мест хватает, но если еще 3–4 тыс. человек задержат, я не знаю, куда они (правоохранители Белоруссии.— “Ъ”) будут их девать»,— сказал собеседник “Ъ”.

Отметим, что не везде в Белоруссии митинги вылились в жесткие столкновения с силовиками и массовые задержания. В небольших городах, например в Кобрине Брестской области, ОМОН опускал щиты, демонстрируя, что не собирается мешать акциям. Впрочем, вполне вероятно, что силовики поступали так не из какой-то солидарности, а от осознания своей малочисленности: основные силы со всей страны были стянуты в Минск и крупные города.

Несмотря на опубликованные видео, сам Александр Лукашенко утверждал: щиты никто не опускал. «Ребята из милиции и военные, которые были задействованы, очень достойно себя вели, настоящие патриоты,— сказал он на встрече с главой миссии наблюдателей от СНГ, исполнительным секретарем союза Сергеем Лебедевым.— Правда, сейчас фейки вбрасывают, что в каком-то городе ребята из ОМОНа чуть ли не щиты сложили. Начинаю уточнять — абсолютное вранье».

«Хорошо, что омоновцы их удержали»

Вину и за сами протесты, и за перебои с интернетом в день выборов Александр Лукашенко в понедельник полностью переложил на уже не раз упоминавшихся в его речах «кукловодов»: «Одна из линий этих кукловодов — Чехия. Сегодня уже из Чехии управляют нашим объединенным штабом, где, простите меня, сидят эти овечки, ничего не понимая, что от них хотят». Чешский министр иностранных дел Томаш Петршичек причастность республики к событиям в Белоруссии категорически отверг. Между тем, по заверениям Александра Лукашенко, оппозиционеров поддерживают и из Польши. Нашел он также «руку России» и «руку Украины».

«Это, уверен, не государственная политика, но там хватает этих майданутых»,— пояснил президент, допустив, что для дальнейшей дестабилизации «кукловоды» могут пойти на «сакральную жертву» из штаба Светланы Тихановской.

Поэтому, когда оппозиционеры во время протестов собрались в одном офисе в Минске, Александр Лукашенко даже «поручил КГБ немедленно самых сильных военнослужащих направить и негласно взять под контроль этот офис, чтобы, не дай бог, не убили кого-нибудь».

Действия ОМОНа президент, в свою очередь, назвал даже мягкими по сравнению с тем, что собирались делать протестующие. «Если в 200 метрах от Дворца независимости собирают толпу, и по телефону (видимо, прослушивая разговор.— “Ъ”) мы слышим: нам надо тысяч сто, чтобы идти на штурм Дворца независимости. Какая реакция будет у правоохранительных органов? Это хорошо, что омоновцы их удержали. Если бы они дошли до Дворца независимости, там уже другой расклад, там служба безопасности работает, антитеррор. И это бы мало не показалось»,— поделился подробностями господин Лукашенко, в очередной раз напомнив, что он «не позволит разорвать страну».

Примечательно, что эти слова Александр Лукашенко произносил после посещения агропредприятия «Белорусская национальная биотехнологическая корпорация». Видимо, так глава государства хотел подчеркнуть, что выборы остались позади и он возвращается к привычной работе президента-хозяйственника.

Однако оппозиционный штаб во главе со Светланой Тихановской сдаваться не намерен. Кандидат подала в ЦИК жалобу на результаты выборов, утверждая, что на самом деле победу одержала она. Напомним, что, согласно экзит-полу, проведенному оппозиционерами возле посольств Белоруссии за рубежом, Светлана Тихановская набрала более 70% голосов. ЦИК признает, что за рубежом противники власти голосовали активнее, но не настолько. Например, в Москве, по официальным данным, господин Лукашенко получил 51%, а госпожа Тихановская — 42%. Оставшиеся голоса распределились между еще тремя кандидатами и графой «против всех».

«Мы стали свидетелями того, что власть силовыми методами пытается удержать свои позиции»,— сказала Светлана Тихановская.

Днем она уклонилась от ответа на вопрос, выйдет ли на протесты. Между тем вечером пресс-секретарь политика Анна Красулина заявила «РИА Новости»: «Команда приняла решение, что ее появление (на акциях.— “Ъ”) может вызвать какие-то дополнительные провокации, которых мы бы хотели избежать. Поэтому команда приняла решение, что она не пойдет. И она (Тихановская.— “Ъ”) как командный игрок подчинилась этому решению». В том, что новые протесты будут, сомнений мало — призывы выйти на митинги активно распространялись в понедельник в популярных белорусских Telegram-каналах.

«Будем пытаться вести диалог с властями»,— заверила после выборов Светлана Тихановская, призвав господина Лукашенко «подумать о мирной передаче власти». Ее соратница Мария Колесникова из штаба недопущенного к выборам экс-банкира Виктора Бабарико высказалась более решительно, пообещав «долгосрочную борьбу».

Однако собеседники “Ъ” в Белоруссии утверждают, что, несмотря на значительный уровень поддержки даже в провинции, в команде Светланы Тихановской просто нет грамотных политтехнологов, которые смогут развернуть ситуацию в свою пользу.

«Те, кто мог это сделать, уже сидят,— сказал “Ъ” белорусский политический аналитик Артем Шрайбман.— Нынешние протесты организуют и направляют вовсе не люди Тихановской, а молодые блогеры, которые искренне хотят свергнуть власть, разжечь костер революции».

Схожую точку зрения в беседе с “Ъ” выразил и Александр Федута, в 1994 году работавший в штабе Александра Лукашенко, а в 2010 году — в штабе оппозиционного кандидата Владимира Некляева. «Штаб Светланы Тихановской не наладил связи со старой белорусской оппозицией, у которой был некий опыт переговоров с властями, и у них самих, вероятнее всего, нет ни стратегии, ни технологии анонсированной долгосрочной борьбы,— сказал господин Федута.— Даже для координации протестов с учетом ответных действий властей нужны серьезные навыки, которыми, похоже, в штабе никто не обладает».

Кирилл Кривошеев, Марина Коваленко

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Венецианский карнавал отменили из-за угрозы коронавируса УМХ заявляет о возможном силовом захвате У побережья Гватемалы произошло землетрясение магнитудой 5,6 Как уменьшить вред от сидячей работы Врач рассказал о причинах нарушения сна

Лента публикаций